Все статьи номера (4286)

Власть

Новости

Актуально

Происшествия

Спорт

Коммуналка



Статистика посещений
сайта газеты за сутки:

просмотров 3353;
посетителей: 2240;
*по данным сервиса http://www.liveinternet.ru/
Газета «Городские Известия» № 4286 от 23 февраля 2019

Я горько пожалел о том, что толком не запомнил ни одной молитвы...

Фрагменты из воспоминаний Никласа Бурлака «Американский доброволец в Красной армии. На Т-34 от Курской дуги до рейхстага. 1943–1945»

Американец Никлас Бурлак волею судьбы оказался в 1930-х годах в Советском Союзе и разделил горькую судьбу нашей страны в 1940-х. Несколько раз был  ранен, дважды терял в бою экипаж своей «тридцатьчетверки». Он уверен, что жизнью своей обязан большой любви, неожиданно встреченной им в совсем неподходящей для этого военной обстановке, но однажды трагически оборвавшейся. Никлас Бурлак прошел через крупнейшие сражения  Великой Отечественной – Курскую битву, освобождение Белоруссии и Польши, взятие Берлина.
«...15 апреля 1943 года Курск, железнодорожная станция. С момента освобождения Курска прошло почти два месяца, но война все еще была рядом...
...В очередной раз, как сказала бы моя мама, «с Божией помощью», ночь прошла без единого авианалета. Но на станции Курская мы увидели истинное лицо войны.
…Наш эшелон целый час стоял примерно в 10 или 15 километрах от станции, ожидая открытия семафора. Когда же мы прибыли в Курск, то поняли, что нам повезло. Мне показалось, что я оказался в разбомбленной Гернике, о которой знал по репродукции картины Пикассо. Изуродованные тела убитых людей и лошадей, искалеченные солдаты, кричавшие и стонавшие, бьющийся в предсмертных конвульсиях скот, гражданские и военные санитары, тащившие на носилках окровавленных людей.
Как рассказали нам очевидцы, за час до прибытия нашего состава, в 6.30 утра, начался полуторачасовой авианалет. Немецкие самолеты первой волны атаковали фугасными бомбами вагоны с пополнением, с лошадьми и скотом, платформы с боевой техникой. Второй волной над станцией пронеслись немецкие истребители-мессеры, расстреливая солдат, которые, рассредоточиваясь, отбежали от вагонов. Третья волна самолетов противника сбрасывала зажигательные бомбы, чтобы на путях заполыхало все, что могло гореть.
Но нас тоже ждало нелегкое испытание. Едва наш эшелон остановился и новобранцы вышли из вагонов, как вокруг снова раздалось: «Воздух! Воздух! Воздух!». Люди на станции и мы,–  прибывшие из Москвы новобранцы, как нас учили в Ельце, бросились бежать в разные стороны как можно дальше от нашего эшелона. Я, услышав над головой, как мне казалось, душераздирающий вой бомбы или бомб, бросился на сложенные штабелем старые прогнившие шпалы и словно влип в них. Обхватил голову руками, наивно полагая, что так смогу защитить ее от осколков. С тревогой следил за проносящимися надо мной самолетами с фашистскими крестами на боках, мне казалось, что все бомбы, которые они сбрасывали, летят прямиком на меня. Невозможно передать то ощущение: ты видишь, как прямо на тебя летят вражеские самолеты, а в руках нет никакого оружия, и ты не в траншее, окопе или бомбоубежище, а на совершенно открытом месте. Я ощущал, как от взрывов бомб подо мной содрогаются шпалы и сама земля… Впервые в жизни я горько пожалел о том, что толком не запомнил ни одной молитвы, которым старалась обучить меня моя дорогая мама. Я думал в тот момент: если меня здесь сразу разнесет в клочья одна из немецких бомб, значит, так тому и быть, но боже упаси остаться без руки, ноги, остаться на всю оставшуюся жизнь слепым или глухим.
Не помню точно, как долго длилась эта адская пытка. Она казалась мне бесконечной.
Тех, что остались после налета живыми, включая меня, было трудно узнать: куда девался наш юношеский задор, стремление поскорее оказаться на передовой? Все были перепачканные с головы до ног, перепуганные насмерть и оглохшие…
Когда нас наконец смогли собрать и построить неподалеку от горящего складского помещения, мы с ужасом узнали, что потеряли убитыми и тяжелоранеными примерно треть личного состава. Вскоре родители погибших 17- и 18-летних пареньков, подумал я, получат похоронки, в которых будет написано: «Ваш сын пал смертью храбрых в боях за Советскую Родину»…
Моя голова кружилась, сердце колотилось, мысли путались. Я какое-то время только и мог, что мысленно себе твердить: «Никто тебя не гнал в эту военную спецшколу из Актюбинска, никто не заставлял идти в партизанский отряд  и никто тебя после госпиталя не вынуждал избавляться от своего паспорта и бежать во Фрунзенский райвоенкомат записываться добровольцем. Ты сам этого хотел! Ты сам, глупый, к этому стремился с июня 1941 года. Надо было оставаться в Актюбинске и спокойно рисовать афиши до самого конца этой проклятой войны, после чего на законном основании вернуться к себе на родину, в Америку!»
Неподалеку от нас стояли наши командиры и о чем-то горячо спорили. В нашем строю послышались злые, раздражительные реплики: «Какого хрена они нас держат возле этой чертовой станции?! У немцев здесь ведь наверняка полно шпионов-корректировщиков! Чем так стоять и ждать нового налета, надо быстрее валить отсюда!»
Наконец нам скомандовали «Шагом марш!» и повели от станции по улицам Курска. Вокруг были остовы домов с косо висящими кое-где балконами и горы битого кирпича. Мы видели пожилых женщин, стариков и детишек, копающихся в свалках в поисках того, что уцелело: сковородок, металлических кроватей, обломков мебели, а может быть, и какой-нибудь еды.
Курск всегда был важным железнодорожным узлом, принимавшим эшелоны с войсками и техникой для Центрального фронта, и поэтому немцы бомбили станцию днем и ночью.

Я прохожу по улицам твоим,
Где каждый камень – памятник героям.
Вот на фасаде надпись: «Отстоим!»
А сверху «р» добавлено: «Отстроим!» –

написал Самуил Маршак 9 февраля 1943 года, сразу после освобождения Курска.
… А я продолжу свой рассказ об апрельских событиях 43-го.
Один из парней нашего маршевого батальона, как оказалось, родился и жил в Курске до войны. Он произносил название своего родного города не так, как мы, а с протяжным «у-у». «Ку-у-урск». По его словам, до оккупации немцами в городе было 250 тысяч жителей. Но, проходя по улицам города, мы видели совсем немного гражданских людей...»

Поделитесь с друзьями:

Оставить комментарий

Имя *
Фамилия *
Электронная почта *
Текст комментария
Введите капчу * 7c3241b27ffecf9443bd550a5819be6f

Действие

Последние новости Курск

27/02/2020 В курских школах могут избавиться от бумажных учебников
В регионе изучается возможность внедрения решений Московской электронной школы (МЭШ).

27/02/2020 В Курске снова проверили перевозчиков
Составлено два акта проверки и три протокола.

27/02/2020 В дома курян возвращается тепло
"Квадра" отчиталась о завершении ремонта на улице Павлуновского.

27/02/2020 Спасатели тренировались эвакуировать курян
На базе Аварийно-спасательной службы состоялся смотр сил и средств, принимающих участие в ликвидации последствий весеннего половодья.

27/02/2020 В Курске обещают туман и порывистый ветер
А также дождь и мокрый снег.

27/02/2020 Завтра в Курске пройдут учения
В связи с этим возможно ограничение движения автомобильного транспорта.

27/02/2020 Завтра в Курске снова будут ремонтировать теплосети
На этот раз заменят ветхий участок тепломагистрали на улице Черняховского.

27/02/2020 Лидер профсоюзов Курской области Алексей Лазарев о форуме-консилиуме
Завтра, 28 февраля, в Курске пройдет форум-консилиум «Системный подход к совершенствованию медицинского обеспечения населения Курской области». Мнением о вопросах здравоохранения поделился председатель Федерации организаций профсоюзов, Общественной палаты Курской области Алексей Лазарев.

27/02/2020 В Курске мобилизовали молодежь
В городе прошёл IV военно-исторический форум «Роспатриот - 2020» для молодёжный клубов и детских объединений, работающих в системе «Монолит».

27/02/2020 В Курске ограничат движение транспорта
Ограничение вводится на период проведения городских праздников.

Электронная копия
номеров

Подписка на
электронную версию.

Подписка на PDF версию приложения «Деловой курьер»

Оформить подписку
Яндекс.Метрика