Город возвращается к жизни
Свежий номер: 11 июля 2024 (4993)
тираж номера: 4092 экз.
Архив номеров
USD 77.17
EUR 77.17
Версия для слабовидящих
Электронная копия газеты Оформить подписку
16+
В феврале 1943 года с группировкой Вермахта, державшей Курск в оккупации, было покончено. Необходимо было восстанавливать город. Какие-то процессы пошли в считанные дни, как, например, запуск электростанции или трамвая. На восстановление других, как и самой архитектуры Курска, потребовались месяцы, а иногда – и годы.

Освобождение Курска было важным этапом зачистки области от войск противника. В середине февраля и начале марта были освобождены Льгов, Рыльск, Поныри, Золотухино, Фатеж, Суджа, Обоянь. 2 сентября 1943 года, уже после победы на Курской дуге, советская армия освободила Глушковский район, последнюю остававшуюся в оккупации часть области.
На первых порах восстановления с февраля жители города убирали подбитую технику с улиц. На архивных фотографиях группы женщин и мужчин разбирали груды кирпича от разрушенных зданий. Убирались и баррикады, чтобы к лету 1943 года снова возникнуть при опасности захвата. Проводилась большая работа по разминированию улиц и домов. К сожалению, многие здания были в чудовищном состоянии, а некоторые потом и вовсе снесли, как не подлежащие восстановлению. Сгорели и были повреждены здания мединститута, пединститута, цирка, кинотеатра «Октябрь» (Знаменский собор), Дом советов, бывшая гостиница Полторацкой, железнодорожный вокзал, Дом офицеров, обувная фабрика и многие другие сооружения областного центра.
Курск необходимо было восстановить хотя бы минимально. В будущем на тот момент сражения  на Огненной дуге наш город выполнял роль ремонтного пункта. Здесь был восстановлен ремонтно-механический завод, технику помогали чинить и на электростанции, в железнодорожных депо, мастерских поменьше. Важна была роль и отстроенных мукомольных предприятий, которые наладили поставки продукции фронту. Фармацевтический завод восстановили не до конца, но уже весной 1943 года он начал поставлять лекарства и другие медикаменты для защитников.
В городе развернули несколько госпиталей, которые сыграли решающую роль в спасении жизней советских воинов. Во время боев на Курской дуге жители сдали 1179 литров крови для раненых бойцов.
В марте возобновилась работа санэпидстанций Курска. Это было крайне важно, так как в городе свирепствовали различные инфекционные заболевания. Присылались машинки для стрижки волос (архивные документы сохранили даже количество этих машинок: всего 20 штук), термометры, мыло, коревая сыворотка в количестве 1800 ампул, бактериофаг дизентерийный, противодифтеритной сыворотки, сыпнотифозной вакцины. Важным событием для курян стало открытие нескольких бань. В домах такие удобства как ванна отсутствовали.

Так как Курская область стала ареной одного из крупнейших противоборств в истории Второй мировой войны, то и разрушения городской инфраструктуры здесь были немалыми. Более двух третей промышленных предприятий выведено из строя. В судьбоносном 1943 году валовая продукция вышла только на 8% от довоенной

Еще до освобождения Курска было принято постановление о мероприятиях по восстановлению народного хозяйства. Стратегически это было наиболее важное решение. Освобожденный город и районы, а также армию нужно было прежде всего накормить.
«Курская правда» обращалась к горожанам и жителям области в номере за 9 февраля 1943 года:
«Теперь, когда враг изгнан из наших городов и сел, ваш первый долг перед Родиной и Красной Армией – быстрее залечить раны, нанесенные немецкими оккупантами, быстрее восстановить разрушенное хозяйство городов и колхозов».

Вторым этапом практически одновременно с возрождением сельского хозяйства стала работа по назначению новых руководителей на всех уровнях власти. От Центрального комитета партии в область устремились три сотни работников.
Говорить о полном восстановлении зданий пока было рано. Немецкая авиация вновь принялась совершать разрушительные налеты на Курск летом 1943 года. Горожане в массовом порядке требовались для работ по созданию аэродромов, рвов и укрытий, починки железнодорожных путей. Вопрос о реконструкции Курска был отложен.   
Старая электроподстанция была запущена уже в первую неделю после освобождения. Ток был жизненно необходим предприятиям, которые минимально могли помочь фронту. Еще в ходе боев на улицах Курска немцы успели сжечь кожевенный завод имени Серегина. Потребовались колоссальные силы работников и средства государства, чтобы на предприятии снова началось производство: теперь это были военные сапоги, в дальнейшем – и сбруя для лошадей на фронте. Упаковки с папиросами с Курской табачной фабрики начали расходиться по всему региону уже 17 февраля.
Разрушения хлебозавода оказались существенными, поэтому запах свежей выпечки город почувствовал только в марте. Немаловажным для населения стало возобновление работы по швейному и трикотажному делу. В Курск по распоряжению Совнаркома СССР отправились грузовики с необходимыми товарами.
Образовательная система области также находилась в руинах. Средств на ремонт оставшихся школ катастрофически не хватало. Везло, если само здание уцелело, тогда местные комсомольцы, учителя и сами учащиеся с родителями проводили ремонтные работы. Но мало вставить двери и оконные рамы, замазать швы – нужна еще мебель. Приходилось горожанам приносить свои стулья, табуретки и столы в классные комнаты.
Курские музыкальное и педагогическое училища снова начали обучение в феврале-марте 1943 года. В победном 1945-м удалось наладить учебу в более 90% школ, училищ, институтов от довоенного уровня. Стране требовались специалисты, поэтому в одно время с железнодорожным техникумом открывалась и фельдшерско-зубоврачебная школа. Возвращались из эвакуации из Мордовии преподаватели педагогического института, из Казахстана – медицинского. Несмотря на то, что здания этих вузов серьезно пострадали, студенты все же приступили к учебе. Занятия  в тяжелейших условиях первоначально проходили рядом с корпусами, которые еще предстояло восстановить. Так, например, старый корпус, где сейчас располагается КГМУ, отстраивали заново десять лет.
Заядлые театралы и все, кто устал  от тягот военного времени, конечно, ожидали возвращения в город любимого театра. Это событие состоялось в октябре 1943 года. Пришлось долго и упорно работать над возрождением областной киносети. Хотя в Курске уже в феврале показали первый фильм. Это была документальная звуковая лента о победе в Сталинградской битве.
Одним из признаков стабилизации жизни в 1943 году стало открытие библиотек. Областная библиотека смогла заработать в полную силу в начале марта. А Курский краеведческий музей распахнул свои двери для посетителей уже 26 февраля.

К концу лета 1943 года в области и городе было восстановлено 55 больниц

Число сирот в регионе после оккупации и военных действий стало больше довоенного. В Курске было основано суворовское училище, а также детдома и спецдом ребенка.
Было объявлено, что шефство над восстановлением Курского края взяла на себя Челябинская область. Оттуда двинулись эшелоны поездов со станками, строительными материалами, инструментами, деталями и детскими вещами. Благодаря одному вагону стекла из Челябинска курские ремонтники смогли застеклить школы, больницы и детские дома. Из Бурят-Монгольской автономной республики было отправлено более 11 тысяч голов различного скота. Даже Красная армия выделила для Курской области огромное количество лошадей.
Но в городе не хватало людей. Рабочие швейной фабрики собственноручно восстанавливали цеха, вдобавок работая сверхурочно на производстве.  Как ответ на дефицит строителей стали возникать добровольческие стройотряды. Работали в бригадах и после основной работы, и в выходные дни. Никто не оставался в стороне. Курянки создавали отдельные добровольческие бригады, занимающиеся расчисткой руин, благоустройством улиц и школ с больницами.
К 1945 году поставляли свою продукцию завод «Текстильмаш», швейная, мебельная и кондитерская фабрики, ремонтно-механический завод. Курская область до войны лидировала по производству сахара благодаря большим площадям свеклы и множеству заводов по обработке этого корнеплода. Восстановление потенциала таких заводов было первоочередной задачей. Но возобновление производства не значит соответствие его довоенным цифрам. К концу войны промышленные предприятия области выдавали меньше 30% производства от уровня 1940 года. Наращивание его объемов было еще впереди.
Отчеты того времени говорят о том, что множество людей имело жутчайшие жилищные условия. Немало курян жили в землянках в этот период времени. После войны в Курске практиковалось быстрое сборное строительство домов из деревянных балок. Период с 1946 по 1947 годы отмечен в документах массовым возведением только частных домов. Обычным делом в 1940-х стали одно-двухэтажные дома на несколько квартир.

В 1949 году для восстановления Курска было выделено около 200 млн рублей

Военная пора и разрушение города стали отправной точкой нового генплана по его развитию после войны. И фактически это именно тот самый Курск, который видим сегодня. Узкие дореволюционные улицы стали шире. По четной стороне улицы Ленина не осталось ни одного дореволюционного здания, кроме бывшей больницы Красного креста и железнодорожной лечебницы. Сейчас там находится управление Роспотребнадзора по Курской области. Город раскинулся во все пределы, которые до этого были слабо заселены жителями поселков. К примеру, на месте нынешних улиц Станционной и Союзной находился Владимирский поселок.
На первый год без войны выпадала четвертая пятилетка. В Курске возникли электроаппаратный завод на трофейном немецком оборудовании, затем – «Аккумулятор», «Счетмаш» и другие предприятия машиностроительной отрасли. В сфере химической промышленности город обзавелся современным заводом резиновых технических изделий на южной окраине – в поселке Рышково. Несмотря на то, что рабочих на курских предприятиях было меньше почти на тысячу, чем в 1940 году, к 1950-му заводчане все-таки превысили уровень валовой продукции от города.
В итоге после разрушительной оккупации Курску пришлось отстраиваться долгих 20 лет, чтобы выйти на довоенный уровень. Нам лишь остается неустанно благодарить тех, кто своими трудовыми подвигами смог подарить любимому городу вторую жизнь.

По подсчетам специальной Чрезвычайной комиссии, итог пребывания оккупантов на курской земле был опустошительным. По приблизительным данным, ущерб составил 27 млрд рублей, разрушено 65054 дома, уничтожено 120384 головы крупного рогатого скота, 26743 – свиней, 136220 – овец и коз, лошадей – более 7000. Население области до войны вполне успешно занималось пчеловодством. Большая часть пчелосемей погибла из-за военных действий, а меньшая была вывезена на Запад. Зерно стало основным ценным ресурсом, выкачиваемым из региона – немцы успели отнять 147889 тонн. Полностью сожгли 157 курских сел.

Провалившийся план

Сейчас без труда можно найти иллюстрации, на которых изображены проекты для оккупированных территорий. Тут и огромный мавзолей-памятник в античном стиле на берегах реки в честь немецких солдат. И карта административных изменений, по которой и не скажешь, что здесь когда-то находилось могущественное государство – одно огромное сельскохозяйственное поле для нужд Рейха. На нацистских черно-белых фотографиях – экспозиция с одной из выставок. На ней – макеты бараков для бесплатной рабочей силы на захваченных территориях. Такие постройки должны были возникнуть и на территории уничтоженной Курской области. Небольшое количество оставшихся в живых курян принудительно привлекались бы к работам и жили в этих длинных бараках.
Что случилось бы с Курском, если бы Красная армия не выбила дивизии Вермахта? Судя по планам противника, главная функция города была в том, чтобы стать пунктом транспортной развязки. В первую очередь, речь, конечно, шла о железнодорожных станциях.
Политика сокращения местного населения напрямую объявлялась в записке Ветцеля, начальника отдела колонизации 1-го главного комитета управления министерства по делам оккупированных восточных областей. В январе 1941 года, еще до начала войны с СССР, была создана организация «Ольденбург» для наиболее эффективного сбора ресурсов и в первую очередь изъятия и охраны продовольствия от населения и военных действий. Один из филиалов преступной организации уже тогда собирались разместить в Курске.  
Без всякого сомнения предполагалось постепенно заселять украденные земли крупными землевладельцами из Германии. Раздача участков особо отличившимся воинам и генералам уже практиковалась, например, недалеко от Курска после его оккупации.
В городе, располагавшемся относительно недалеко от фронта, главенствовала военно-полевая комендатура. И сам Курск возглавляли немецкие коменданты. Именно по этой причине и, конечно же, из-за того, что времени на колонизационные мероприятия в полной мере было мало, хищнические планы, хранящиеся сейчас в архивах, не были реализованы, как задумано.
Обеспечением частей противника ресурсами занималась хозяйственная инспекция. Именно ее представители на местах разворачивали всю ресурсную экономику для службы Вермахту и Рейху. После взятия Курска полковник Браунер моментально провел ревизию и взял под контроль все запасы продовольствия. Продукты, которые крестьяне привозили по привычке в город на рынки, зачастую отбиралась для нужд германской и венгерской армий.
Кроме комендантского часа, который запрещал местным жителям появляться на улице после наступления темноты, перемещаться нельзя было и между населенными пунктами области и даже соседними селами. Как только регион оказался под оккупацией фашистов, была проведена перепись и паспортизация, для более четкой и эффективной грабительской политики в отношении курян.
Во время оккупации немцы активно промывали мозги жителям, в том числе и изданием своих газет «Курские известия» (не путать с одноименным современным изданием) и «Новый путь». Образовательная политика была направлена на обеспечение минимальных знаний под режимом захватчиков. Нормой было введение 4-летней школы, сверх этого образование больше не предусматривалось. Знание элементарного немецкого языка было необходимо для понимания приказов от германцев-колонизаторов. Целью организации Института обслуживания сельского хозяйства в городе была подготовка молодых курян для сельскохозяйственных заготовок для Германии. Речь о технических, гуманитарных, естественно-научных учебных заведениях даже не шла. Но сделать это, к счастью, не успели. Налоговая политика по отношению к нищему населению стала больше напоминать непомерную дань. К примеру, в газетах того времени можно было найти сообщение о высоком налоге на скот и даже на кошек (20 рублей) и собак (30 рублей).

Фото с vk.com/kursknashostrov.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ