Дело о декабристе Заикине
12+
Свежий номер: 4 августа 2022 (4791)
тираж номера: 4240 экз.
Архив номеров
USD 77.17
EUR 77.17
Электронная копия газеты Оформить подписку


Европейские идеалы
Восстание декабристов стало первым в истории России выступлением настоящей оппозиционной силы. До этого были только эпизоды с конфликтом придворных группировок. Большая часть декабристов принадлежала к одному поколению. Средний возраст бунтарей – 25-30 лет. Они родились после величайших революционных событий конца XIX века: Американская революция, Великая французская революция, «постнаполеоновский» синдром. Самосознание народов вышло на новый уровень.
Из сотен декабристов часть была связана с Курской губернией. Можно назвать имена братьев Петра и Андрея Борисовых, Михаила Глебова, Александра Мозалевского, Владимира Раевского (его называют первым декабристом), Михаила Паскевича, Евдокима Лачинова, Сергея Трубецкого. Уроженцы Орловской губернии – Федор Вадковский и Степан Семенов – служили в Курске.
В тот же список можно внести и дворянина Николая Заикина. Он родился в селе Федоровское (сейчас это село Ржава, Фатежского района) 24 ноября 1801-го. В первый год нового века. Его отцом был уважаемый в губернии человек. Чиновник высокого ранга Федор Заикин, предводитель губернского дворянства (в распоряжении семьи были 400 крестьян). У Николая были старший и младший братья, две сестры.
Как и многие дворяне, первоначальное воспитание Заикин получил дома.
Николай Заикин уехал из имения на учебу в Москву, когда ему было 10 лет. Родители-дворяне часто отправляли отпрысков за более качественным образованием в столицы. Домашнее обучение он продолжил в частном пансионе Борденау.
После революции во Франции в Россию устремились те, кто не нашел себе место в новой республике. Они устраивались частными учителями или открывали пансионы. В такое заведение католика-француза с немецкой фамилией Борденау и попал Николай Заикин.
У Николая с юности обнаружились способности к математике. Это и предопределило всю дальнейшую карьеру будущего декабриста. Война с Наполеоном спутала учебные планы пансиона Борденау, и Николай вернулся из купеческой столицы в имение родителей. А Москва, спаленная пожаром 1812 года, начала отстраиваться на пепелище.
После войны жизнь возвращалась в привычное русло. Пора было думать о продолжении образования, и Николай вновь уехал в Москву в пансион учителя французского и арифметики Дельсаля. Позже Дмитрий Дельсаль предстанет на страницах романа «Война и мир» в образе воспитателя Николеньки Болконского. Род Дельсаля берет начало от прибывшей в 1765 году семьи французских колонистов по благоволению Екатерины II для создания национальных колоний в Поволжье.
Видимо, не удовлетворившись уровнем преподавания арифметики и других точных наук, Заикин в 1815 году стал учеником Василия Кряжева. Этот полноправный хозяин пансиона для мальчиков имел интересные факты биографии, особенно это любопытно в контексте дела декабристов.
После ухода в отставку с должности адъютанта смоленского генерал-губернатора, в 1797 году Кряжев едва не стал фигурантом тяжкого государственного преступления. Со знакомыми по службе в армии они завели нечто вроде антиправительственного кружка для разработки решений по устранению от престола императора Павла Петровича. Кружок видел одним из решений ликвидацию царя и возведение на престол его сына, либерально настроенного Александра. Это интересно еще и тем, что при допросах Заикин признавался, что никаких либеральных или революционных идей в учебных заведениях не получил.

Заикин не разорвал связь с курским краем, он часто приезжал в имение Федоровское

Весной 1819 года в жизни молодого курского дворянина начался новый этап. Он поступил в Московское учебное заведение для колонновожатых. Его основал генерал-майор и ветеран наполеоновских войн Николай Николаевич Муравьев. Его сын Николай Муравьев-Карский прославится успешным взятием крепости Карс на Кавказе во время Крымской войны (война шла на нескольких фронтах). Средний сын Михаил стал в 1835 году курским губернатором. А вот старший – Александр – увлекавшийся математикой и закончивший училище колонновожатых, стал одним из создателей декабристского движения.
Карьера типичного дворянина была нацелена прежде всего на военную сферу. Училище колонновожатых было примером того, как энергия одного человека помогла оборудовать, приобрести книги, инструменты, учебники для учебного заведения. Сюда поступали молодые люди с домашним образованием и после окончания учебы они должны были стать офицерами, а сам термин «колонновожатый» происходил от названия офицера, сопровождавшего военную колонну.
Заикин изучал французский язык, математику, топографию, тактику, артиллерию, фортификацию и другие предметы. Здесь он прошел строевую подготовку, получил навыки верховой езды и фехтования. Для Заикина обучение завершилось в апреле 1821 года в чине прапорщика. Училище успело проработать после этого пять лет, выпустить 180 военспецов и... 24 человека, замешанных в деле декабристского восстания.

Знакомство с Пестелем
Судя по всему, Николай Федорович попал в гущу свободолюбивых республиканских идей лишь тогда, когда уехал в 1822 году в штаб 2-й армии на юге России в город Тульчин. Сейчас его можно найти на карте Украины в Винницкой области. Важно знать, что за несколько десятилетий при Екатерине II этот многонациональный город был включен в состав России после одного из разделов Польши. Синагоги тут соседствовали с костелами католиков и церквями православных, а большинство горожан сохраняли память о том, что они когда-то жили в другом государстве.
Заикин, его младший брат и другие молодые декабристы, которые тоже были откомандированы в Подольскую губернию, узнали, что незадолго до уничтожения Польши там предпринималась попытка удержать стагнирующее государство с помощью конституции, которая и впрямь была принята и стала вторым настоящим конституционным проектом в мире, после американского. Тогда это не помогло – Австрия, Пруссия и Россия разделались с остатками Речи Посполитой. От Александра I Польша получила другой, более консервативный, основной закон, и фактически стала конституционной монархией в составе Российской империи. Будущие декабристы, как в Северном, так и в Южном обществах (курские декабристы почти полностью относились именно к Южному), писали программные документы, подражая именно конституциям и философским идеям XVIII века.
Командир Вятского пехотного полка Павел Пестель, потомок немца, поступившего на службу к Петру I, сделал набросок «Русской Правды» и загорелся идеей скорого свержения самодержавия и строительства новой республики. Об этом он рассказал курянину, сделав его в итоге своим доверенным лицом. Скромный и тихий Заикин нашел единомышленников среди этих радикальных офицеров и командиров. А ведь его карьера только-только начала складываться – весной 1824 года Николай получил звание поручика. Но вступил в Южное общество.
Тем временем все новые и новые записки о существовании тайных обществ ложились на стол Александра I. По неизвестной причине император все читал, но игнорировал эту информацию. Уже после смерти Александра в Таганроге Пестель почувствовал, что скоро деятельность заговорщиков может закончиться и новый государь уже не будет так мил и приветлив.
Именно Заикину глава Южного общества декабристов поручил забрать и надежно укрыть текст «Русской Правды» с изложением основных идей по переустройству страны без царя и вообще всякой монархии.
Декабристы стали частью общеевропейского движения к политической модернизации, но, как и все продукты идеологии, попадающие в нашу страну, этот активный порыв приобрел специфические русские черты. Заикин, сын помещика, прекрасно знал, что крепостные отца – это движимое имущество, права на которое закрепила Екатерина Великая. Неудивительно, что именно крестьянский вопрос был основным поводом для курских декабристов для вступления в ряды тайных военных обществ. Они наблюдали разрыв между тем, что должно быть по идеям философов, и тем, что было в реальности. Особенно очевидно это стало после военной кампании против Наполеона, когда будущие декабристы увидели, что государства не разваливаются даже будучи республиками и что для богатой и передовой страны необязательно иметь в рабстве большую часть населения. Это было нажатием на спусковой крючок. Выстрел раздался на Сенатской площади в 1825 году.
После смерти Александра I образовался правовой вакуум власти. Его брат Константин отрекся от престола еще раньше, а Николай еще не был утвержден новым императором. Этим и решили воспользоваться декабристы, чтобы не присягать новому царю и соответственно не нарушать клятвы.
Незадолго до восстания Пестеля арестовали. Николай Федорович Заикин спешно отвез его рукопись братьям Бобрищевым-Пушкиным, а те закопали ее у канавы рядом с городком под Тульчиным.

В поисках «Русской правды»
Как известно, восстание было случайным и плохо спланированным. Активные действия намечались на 1826 год и совсем не в столице империи, а на юге страны, во время военных маневров. Гвардейский бунт в декабре 1825 года стал самоубийственным просчетом видных деятелей декабристского движения. Непосредственно в самом восстании 14 декабря (по старому стилю) Николай Заикин не участвовал. Однако уже 14 января его арестовали, отправили в Петербург и 22 января посадили в Петропавловскую крепость.
Началась череда допросов. Всего осудили 125 декабристов. Отец Заикина, узнав об участии сына в заговоре против монархии, слег парализованным. Летом 1826 года Федор Михайлович в письменном заявлении сообщил: «Как я в течение всей жизни моей был предан беспредельно Государю и отечеству, то достигши престарых лет, утешал себя тем, что дети мои возьмут себе примером жизнь мою, службу и образ мыслей моих и довершат тем мое счастье и, смотря на поведение их, был уверен в счастье моем непреложно; но один из них впал в погибельное заблуждение и тем поверг все семейство мое в неизъяснимую горесть и вечное прискорбие». В ходе допросов выяснилась главная вина Заикина: вступил в общество заговорщиков, выполнял их поручения, прятал компрометирующие документы и в довершении всего привлек еще пару человек в круг бунтарей.
На вопрос, где документ, который передал ему Пестель, Заикин был вынужден сознаться, что спрятал его неподалеку от места их службы в Подольской губернии. Николая повезли туда в кандалах, чтобы он указал место, где закопана завернутая в холст и клеенку «Русская Правда». Как-будто специально тянув время, Николай показывал три места, где может быть документ. Все три – мимо. Следствие начало думать, что курянин водит их за нос, и Заикин решился написать младшему брату, чтобы тот сказал, где Бобрищевы-Пушкины спрятали рукопись. Чтобы их спасти, он специально взял всю вину по сокрытию «Русской Правды» на себя. Заикина снова вернули в Петропавловскую крепость, где он от стыда за свои последние признания пытался покончить жизнь самоубийством. Неудачно.

В изгнании
Летом 1826 года наступила расплата за участие в делах декабристов. Казнили пять заговорщиков. Остальные получили разные сроки ссылки. После официальной коронации Николай I распорядился заменить наказание для Николая Заикина с вечного поселения в Сибири на ссылку сроком в 20 лет.
Почти доехав до Гижигинска – городишка рыболовов на берегу Охотского моря, – в селе Ольском Заикин получил новое сообщение из столицы. Местом ссылки теперь велено сделать городок Витим в Якутии.
В Витим курянин прибыл в январе 1827 года. Здесь на берегу реки Лены, сначала один, а потом с декабристами Михаилом Назимовым и Николаем Загорецким пытался наладить быт. Заикин сделал нужные чертежи для строительства не только своего дома, но и домов местных жителей. От империи они получали совсем немного денег, а жили собственным хозяйством – построили хлев, завели корову и огород. Особенно пристрастились Заикин с компанией ходить на рыбалку на богатую рыбой реку Лену недалеко от дома. Редких заезжих гостей угощали ухой из стерляди, копченым омулем, жареным окунем и ходили на охоту, делая стейки из мяса лося. Однажды Заикин помогал в расчетах путешественникам из экспедиции, направленной на выяснение магнитного полюса Земли, лейтенанту Дуэ и немецкому физику Эрману. Трудно представить, какую радость мог испытывать в тот момент Заикин, так сильно увлекавшийся математикой.
От Николая семья не отвернулась, переписка была регулярной. Однажды под Новый год Заикину пришел целый сундук с книгами прямиком из Фатежского уезда – подарок от родственников.
С чем не смогли смириться разбитые декабристы, так это с мыслями о неминуемом и постепенном изменении жизни в стране. В 1829 году в Витим заехал знаменитый декабрист Матвей Муравьев-Апостол, и Заикин, не чуждый поэзии, написал в альбоме у него такие строчки:

Когда-нибудь, раскрыв
в стране своей родной
Альбом, где чувств моих
найдешь оттенок слабый,
Увидишь край полночный
одичалый,
Где мы в изгнании боролися
с судьбой.

И если мрак пустынь
и скал Сибири дикой
Хоть легким облаком
чело твое затмит,
Пусть Аполлонов луч сменит
его улыбкой
И роковой фиал твой
счастьем озарит.

Когда в 1833 году «мрак пустынь» озарило весеннее солнце, никто не еще не знал, что эта весна станет последней в жизни 32-летнего Николая Заикина. Подорванное перенесенными ранее испытаниями здоровье не позволило Николаю пережить эпидемию тифа в Витимской волости. Две недели в состоянии горячки окончились смертью декабриста 22 июня 1833 года.
Сегодня в Витиме стоит памятник всем декабристам, бывшим в ссылке в этом городке. Могила самого Заикина, следуя упоминаниям в местной прессе, была утеряна.

Знание французского языка стало основой образования русских дворян столетие назад. Одна из причин такого острого восприятия всего, что происходило во Франции, именно ранняя вовлеченность дворян в ее культуру. Эталоном служили европейские страны, где активно начиналась перекройка власти между родовыми элитами и новыми энергичными людьми рангом ниже.
Внес лепту в укрепление самосознания дворян и манифест «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству», подписанный еще в 1762 году. Он освобождал это сословие от обязанности служить государю, как в военном, так и в государственном деле. Стало даже возможным уезжать из России и служить в других странах. Закрепила положение элиты Жалованная грамота дворянству, придуманная императрицей Екатериной II и ее ближайшими сподвижниками. Впервые у дворян российской империи появилось что-то вроде официального кодекса и документального свидетельства своей избранности в деле управления страной. Принадлежность к верхушке общества стала естественным правом. В этот период в Курской губернии, как и в других частях страны, создавались Дворянские собрания, которые стали элементом политического самоуправления.
Отныне дворяне стали считать, что они и есть государство: Российская империя это про них, а не про купцов, духовных лиц или крестьян. И история страны – это тоже история подвигов и трагедий исключительно дворян. Одна из старейших книг по истории нашей области «Описание Курского наместничества», изданная на следующий год после Жалованной грамоты Екатерины в 1786 году, написана именно в таком ключе. Кроме всего прочего для этого сословия отменялись всяческие телесные наказания.


Фото предоставлено автором.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА САЙТЕ:

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:

Город
Происшествия
Культура
Спорт
Новые
Власть
Актуально
Общество
Пандемия COVID-19

В Курске в 26-й раз отмечают Общепланетарный День ...

В художественной галерее «АЯ», основанной тридцать лет назад одним из самых ярких и необычных художников современности Олегом Радиным, в 26-й раз стартовал люби...

Культура

В Курске открылась выставка фотографий «Экосистема...

В Курске в областной научной библиотеке имени Н..Н. Асеева состоялось открытие фотовыставки «Экосистема Курского края. Насекомые».

Культура

Курянам расскажут об истории джаза

В креативном пространстве «Веранда» 10 августа состоится лекция «Час Jazzz». Участники узнают подробную историю возникновения этого музыкального течения.

Культура

На главную роль в фильм «Редкий вид» прошла курянк...

В Курском областном дворце молодежи состоялся кастинг на главные роли в фильме «Редкий вид» режиссера Елены Дубровской.

Культура