Я с победой вернусь, только жди!
Свежий номер: 18 апреля 2024 (4969)
тираж номера: 4131 экз.
Архив номеров
USD 77.17
EUR 77.17
Версия для слабовидящих
Электронная копия газеты Оформить подписку
16+


–  Когда-то и мы были молодыми, такими же, как вы сейчас... И нам хотелось любить и жить!  –  так начал рассказ ветеран Великой Отечественной Михаил Константинович Маяков.    
В семье Михаил был младшим. Два старших брата и две сестры управлялись по хозяйству, родители жили в деревне Охочевка Щигровского района, работали в колхозе.
Окончив школу, Михаил поступил в железнодорожный техникум, проучился год. В июне 1941-го мирные планы поменяла война.
– Началась паника, но я был молод и, если честно, не осознавал всего масштаба трагедии, – вспоминает Михаил Константинович. – Время оккупации – страшное время. Немцы  забирали все подчистую – продукты, живность. Нас спасло то, что  они не заметили подвала, в котором хранились кое-какие запасы:  картофель, морковь, яблоки.
Был у нас на деревне пожилой мужичок Герман. Как пришли немцы, так он стал втираться к ним в доверие, они его назначили  старостой. Он руководил нами, следил, чтобы никто ничего не утаивал.
Весной нас сгоняли в поля – перекапывать,  сажать, сеять. По осени мы собирали урожай, делали запасы.  Многих детей  отправили в Германию. Столько пролили слез, сколько боли пережили матери, которых коснулось это горе...
Однажды  появилась надежда, что этот ужас скоро закончится. Немцы стали вести себя по-другому, даже говорили: «Гитлер капут, ваши скоро придут».
Как-то утром раздались залпы, потом все стихло. А через два дня  ночью немцы ушли. На рассвете мы уже встречали наши танки. Это было 3 или 4 февраля 1943-го. Пять танков проехали мимо нас в сторону Курска. В этот же день мы видели и «катюши». А еще через несколько дней донеслась весть об освобождении Курска.

«Юнкерс» или «мистер шмидт»
В марте 1943 года Михаила  забрали в армию.
– Нас отправили в Касторное, потом –  в Ливны. Переправлялись мы через речку по 10 человек на небольшой лодке. Мне не повезло – лодка перевернулась. Пришлось искупаться в холодной воде... Завели в ближайшую хатенку согреться, хозяйка растопила печь, накормила.
Затем был Курск. В воинской части перед Первомаем мы приняли присягу, нам выдали  обмундирование и оружие. Я попал в зенитно-артиллерийскую часть, которая дислоцировалась  в деревне Куркино. Изучали пушки – простые и зенитные. А это особая наука. Ведь чтобы стрелять из зенитки, нужно рассчитать скорость самолета, высоту и угол отклонения. В  батарее, куда я попал, служили разведчики, связисты, радисты. Первое время я был заряжающим. Приходилось таскать снаряд с 18-килограммовой гильзой. Командир батареи заметил, как мне тяжело, и перевел в полк наблюдателем-разведчиком и корректировщиком. Я вел наблюдение на передовой линии за воздушными и наземными целями. Появился самолет – срочно сообщал в штаб. В этом деле необходимы идеальные слух и зрение. Ведь даже по шуму мотора мы должны были определять, что в воздухе – «юнкерс», «хенкель» или «мистер шмидт».
Телефонов не было, использовали  коммутаторы.  Снаряд взорвался или танк проехал  – связь оборвалась. Ее надо было тут же восстановить.
Не важно –  день или ночь, команда дана и ты бежишь, держишь эту нитку, ищешь, где оборвалось. У нас так шестеро погибли –  подорвались на минах. Немцы обрывали  кабель и ждали русских, таким образом брали «языка».

На волосок от смерти
Переломом в войне была Курская битва. Стояли не на жизнь, а на смерть: все понимали, насколько важно это сражение. В нашей батарее из четырех пушек три полностью вышли из строя. Не забуду бомбежек, которыми нас «приветствовали» каждый день. Несколько раз в прямом смысле находился на волосок от смерти.
Был у нас Ефим Семенов. Мы с ним по очереди спали в окопе.  Как-то моя очередь была дежурить. Он отправился спать – лег на мое место. Не успел заснуть, как  в него попал снаряд.
В другой раз в  землянку залетел снаряд. Мы рухнули на землю, но не рвануло – это  была болванка.
После Курской битвы  была Украина. Освобождали Киев, за что мне вручили медаль.
Потом – Польша. Люди голодные были – хлеба просили, но радовались тому, что мы пришли.
Самые жестокие бои шли  именно в Польше, на Сандомирском плацдарме, на  левом берегу  Вислы.
Тяжелые танки «Тигр II»  или «Королевский тигр» – огромные, мощные  машины, покрытые стальной сеткой наподобие кольчуги –  двигались на нас.  Их было невозможно уничтожить, бутылки с горючей смесью их не брали.
Но мы не позволили им прорваться,  «илюши» (самолеты «ИЛ-2») и «катюши» разнесли их в пух и прах.
Там же на переправе я увидел Жукова.  В плащ-палатке, с костылем в руках он командовал войсками, которые переправлялись через речку. Его боялись и уважали: нередко под этот костыль попадали спины командиров.
Когда мы подошли к немецким границам, почти все жители ушли за Одер, причем делали это спешно, впопыхах. В некоторых  домах даже газ горел, а на плитах готовилась пища, но людей не было.
Помню,  навстречу нам выбежал старик с бюстом Ленина в руках. Начал что-то лепетать, боялся, что мы его убьем. Но русские солдаты никого не обижали, да и случаев мародерства у нас не было. Жуков издал жесткий приказ: за подобное – расстрел.
Когда до Берлина оставалось 28 километров, пришел приказ идти в Чехословакию, освобождать Прагу.
Удивили дороги.  Через каждый километр – телефоны, беседки. В Праге поначалу было тихо. Танкисты уже поработали. Но прошли сутки, и снова загремели залпы орудий в Братиславе, где еще оставались немецкие гарнизоны. После полутора часов боя они  сдались.
В Праге мы узнали о победе – было это поздно ночью. Радости не было границ, люди обнимались, целовались, салютовали. Все самое страшное осталось позади!
Из Чехословакии перебросили в Австрию.  В 1947-м демобилизовался и поехал домой в Курск. Все было впереди – любовь, семья, дом, дети...
Сейчас, накануне 70-летия Победы, воспоминания нахлынули, как никогда... Они вылились в песню о молодости, о войне, о желании остаться в живых и быть счастливым.

Мечты солдата
Это было в Курске в зеленеющем мае,
Ты спешила ко мне с вокзала в трамвае.
Мы гуляли с тобой на Боевой даче,
Не хотелось домой, не хотелось никак
После встречи с тобой, дорогая.
Началась та война, это было в июне,
Ты осталась одна, а я был в эшелоне.
Быстро прибыл на фронт, сражался с врагами,
Но в глазах – только ты да  деревня родная.
И о прошлом мечты, дорогая.
Вот сейчас я в бою и тебя вспоминаю.
В атаку иду и кричу: «Ура, вперед, за Родину!».
Я с победой вернусь, жди на Боевой даче.
И мы встретимся вновь, разгорится любовь,
И ты будешь моей, дорогая!
Да, мы встретимся вновь, разгорится любовь,
Будут дети и внуки у нас,
И они на могилы павших солдат положат цветы
И низко поклонятся им.
Каждой весной 9 Мая – в День Победы Второй мировой.
Каждой весной 9 Мая – день Победы Второй мировой.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...