Война с продолжением
12+
Свежий номер: 19 мая 2022 (4768-4769)
тираж номера: 4773 экз.
Архив номеров
USD 77.17
EUR 77.17
Электронная копия газеты Оформить подписку
Война с продолжением


Для ветерана Великой Отечественной Михаила Кравченко война закончилась не в 1945 году с залпами Победы, а гораздо позднее.    
Михаил Иванович служил в органах госбезопасности во Львове, где и в 50-е было неспокойно — орудовали банды бандеровцев. Своими воспоминаниями о тех годах ветеран накануне 9 Мая поделился с «ГИ».
Родился наш герой в 1928 году на Кубани в семье военнослужащего. Отец, Иван Семенович, служил в Тихорецке в артиллерийском казачьем полку. Именно там маленький Миша пошел в школу. После переезда в Туркмению отца назначили командиром горного артиллерийского полка в городе  Мары. Через год их отправили в Уфу, спустя несколько месяцев дивизион Ивана Кравченко перебросили в Миасс Челябинской области. Следующим пунктом стал Стерлитамак в Башкирии.
– Там нас война и застала 22 июня, – вспоминает Михаил Иванович. – А уже 28 июня батальон отца отправился на Западный фронт. В бою он попал под минометный огонь врага. Мина взорвалась прямо перед лошадью: осколком отцу отрубило левую руку, другой  попал в район сердца. К счастью, в нагрудном кармане у отца были документы – две записные книжки  и партийный билет, в картонной обложке которого он и застрял.  Я до сих пор берегу этот осколок как напоминание о той трагедии.
После госпиталя отца направили  в эвакуированное к нам Рижское пехотное училище – назначили командиром пулеметно-минометного батальона. Его ученики сразу после окончания курсов отправлялись на фронт.
Никогда не забуду: одна группа  ребят еще не окончила подготовку, но тут поступило распоряжение из Москвы – направить их для обороны Сталинграда. Пообещали всем курсантам после битвы присвоить звание лейтенантов. Но все ребята погибли... Отец очень переживал.

Все для фронта, все для Победы!
В 1942 году мне исполнилось 14 лет, и я вступил в комсомол. Во время войны у нас не было каникул. Закончил шестой класс, после экзаменов дали отдохнуть несколько дней и отправили работать  в зерносовхоз. Мы и были рады внести хоть какую-то лепту, помочь нашим солдатам, фронту.
Мы были городскими и даже не имели представления, что будем делать в полях. Вместе с учительницей отправились в путь на старенькой машине: остальную технику угнали на фронт. Место это было в 60 километрах от города. Нам сказали – будете пропалывать пшеницу от сорняков. Там было море колючего осота, перчаток не было. Меня спасли два носовых платка, которые я намотал на руку, чтобы не пораниться. Там нас почти не кормили, и мне пригодились деньги, которые дали родители, – покупал молоко, яйца у местных.
Следующее место работы –  зерносовхоз в 30 километрах от города. Там тоже пололи пшеницу. Было очень сложно и голодно, но нас утешало одно: русские солдаты – самые сильные и победа будет наша. Молодежь была настроена очень оптимистично. Конечно, многие мечтали попасть на фронт, но из-за возраста нас не брали.  Довелось поработать и в лесхозе – на заготовке дров для города и школы. Беспрерывно с фронта шли санитарные поезда. Меньше всего их было ночью. Именно тогда мы и перевозили дрова.
Успевали и работать, и учиться. В старом здании школы проходили занятия, а в новом корпусе организовали госпиталь.
Раненые умирали день ото дня. Это было очень страшно и несправедливо. Кладбище было недалеко от нашего дома: и каждый день доносилась печальная мелодия военного оркестра.
Рядом с  городом  находился подземный военный завод. На поверхности никаких зданий, труб, только холмы. Вся его территория была обнесена колючей проволокой и через каждые 10 метров вышка. Там делали снаряды для «Катюш». Моя мама, Анастасия Ефимовна, шила дома из батиста мешочки для зарядов и взрывчатки. А мы, мальчишки, трудились на поле при заводе  пололи и окучивали картошку. Завод нас кормил: суп варили из ботвы свеклы вместо капусты, на второе давали творог или кашу из тыквы, на третье – компот из сухофруктов. Совсем скоро всех призывников, в том числе и меня, вызвали по повестке в местечко под Стерлитамаком: там был разбит лагерь для подготовки призывников. Нашими наставниками стали фронтовики, которые уже не могли принимать участие в боевых действиях из-за подорванного здоровья. Они нас учили тактике, показывали, как  стрелять, рыть окопы,  как правильно ползать, чтобы не попасться врагу.
Меня должны были призвать в 1945-м, однако в этом году мы отпраздновали победу, и я так и не попал в армию.

Из историков в разведчики
В 1946 году  я окончил школу. Отца тогда перевели в Таврическое пехотное училище Симферополя. Мы с мамой и сестрой переехали туда. Я поступил в педагогический институт на исторический факультет. Отца демобилизовали как инвалида войны в 1946 году, а потом перевели в место, где он начинал службу – в Тихорецк Краснодарского края. Я закончил первый семестр и отправился  к ним,  уже там продолжил учебу. Выпустился с отличием, поэтому предложили поступать в аспирантуру.
Но я отказался. И тут  приходит повестка явиться в МГБ. Конечно, струхнул – служба серьезная,  просто так не вызывают. Не спал всю ночь. Когда приехал, оказалось, что меня как лучшего студента приглашают на работу. Пообещали послать в Ленинград учиться на сотрудника внешней разведки. Забрали документы и отправили назад в Тихорецк.  Несколько месяцев меня проверяли. Я уже было думал: забыли обо мне. Успел даже поработать учителем истории в Свердловской области, куда попал по распределению.
И вот однажды поздней осенью 1950 года меня снова вызвали в МГБ. Но послали не в Ленинград, а во Львов. Там была школа МГБ СССР, которая готовила кадры для борьбы с бандеровцами. Я принял предложение. Будучи курсантами, мы с товарищами охраняли людей, следили за ситуацией, участвовали в операциях, облавах, проверке паспортов. Иногда приходилось ездить через лес, там и обитали вооруженные бандиты. В основном они сидели в лесных схронах, а чтобы поддерживать связь с городом, у них были так называемые «связники». Мы их должны были вычислять и отправлять дознавателям. Война кончилась, но продолжалась борьба с этими бандами.
Обстановка была напряженной – нацисты не хотели сдаваться, устраивали диверсии. Нам постоянно надо было быть начеку.
Был у нас один курсант, который всегда и везде ходил в форме. Однажды к нему подсела красивая девушка. Разговорились, она его напоила и усадила в такси. Завезла на безлюдную улицу, зарезала водителя, а ему – кинжал в сердце. Ее потом поймали, она состояла в украинской националистической группировке.
Хорошо запомнил случай, когда следователь допрашивал нациста – агента английской разведки, и так получилось, что он сбежал. Подняли нас, курсантов, в два часа ночи, привезли непонятно куда. К  поискам бандита привлекли не только нас, но и пехотное училище, воинские части. Задержали его на квартире, которая была под надзором чекистов.
Притихли банды только после 1952 года.

Разыскивается государственный преступник!
После окончания учебы на Украине я снова оказался на перепутье. Комиссия должна была решить, куда меня направить.  В Ленинград  снова не попал – меня направили в Курск в управление госбезопасности, где и проработал 33 года в контрразведке.
Сначала меня назначили в розыскной отдел, где занимался поисками государственных преступников военных лет – полицейских, немецких агентов. Помню, только пришел и мне сразу дали 63 розыскных дела. А всего их было по управлению около трех тысяч.
Многие  удалось раскрыть. Разыскал известного в военное время карателя – это бывший начальник немецкой полиции в Медвенке, который участвовал в расстрелах партизан, советских активистов. Его приговорили к высшей мере наказания – тогда это был расстрел.
Вычислил  бывшего агента немецкой разведки, который в годы войны также участвовал в массовых убийствах людей. Находились даже те, кто сбежал из Союза при отступлении с немцами.
После 1957-го преступники, которых мы искали,  попали под амнистию. А я стал работать с иностранцами. На одном из курских заводов немцы настраивали оборудование.  Через одного человека удалось выявить контрразведчика ФРГ. Его хотели привлечь к ответственности, но Москва дала 48 часов на его выдворение.
Некоторое время работал в комитете по возвращению в нашу страну тех лиц, которые по каким-то причинам находились за границей. К нам приезжало много людей. И вот однажды появился человек, который очень заинтересовал нашу службу. Он бежал из Германии вместе с женой немкой и двумя детьми. У него был велосипед, он часто ездил на нем по городу и интересовался, где что находится. Потом он отбыл на Украину, но быстро вернулся. Как оказалось, в годы войны при немцах он работал старостой улицы на Украине. Люди его  там узнавали, корили за содеянное. Он не вынес народного позора и повесился...
Закончил службу я в 1985 году в звании подполковника.
Запомнился настрой тех лет. Все люди смотрели в будущее с оптимизмом. Удивительно быстро Советский Союз встал на ноги и обрел такую мощь. Мы гордились, что жили и работали в такой сильной и могущественной стране, которая одержала безоговорочную победу над фашизмом.
Надеюсь, что и нынешнее поколение справится со всеми трудностями. И заставит другие страны уважать Россию!
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА САЙТЕ:

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:

Город
Происшествия
Культура
Спорт
Новые
Власть
Актуально
Общество
Пандемия COVID-19

Тайны авдеевских людей

Тысячелетия назад по курской земле ходили ловкие охотники на мамонтов. Ученые до сих пор не могут разгадать все ребусы и загадки их эпохи. Одной из важных стран...

Новые

Жители могут предложить рабочие варианты

В концертно-творческом центре «Звездный» состоялись финальные тематические обсуждения генплана с жителями города. За круглым столом поговорили о необходимости р...

Новые

Профессионалов экономики и менеджмента в мэрии ста...

В Курском филиале Финансового университета при Правительстве Российской Федерации 24 июня состоялось торжественное подписание договора о практической подготовке...

Новые

Погодная аномалия увеличила потребление воды

В связи с сухой и жаркой погодой объем потребляемой горожанами воды возрос более чем в два раза.

Новые