Антиквар, или Машина времени Павла Масальского
12+
Свежий номер: 19 мая 2022 (4768-4769)
тираж номера: 4773 экз.
Архив номеров
USD 77.17
EUR 77.17
Электронная копия газеты Оформить подписку
Антиквар, или Машина времени Павла Масальского


Старые вещи, которые мы еще совсем недавно выбрасывали (в лучшем случае отправляли в чулан), становятся все более притягательными для многих. В целом отношение к старине у нас постепенно меняется на более цивилизованное.    
Мой собеседник Павел МАСАЛЬСКИЙ — владелец и единственный работник одного из курских антикварных магазинов. По сути он представляет целый клан не только антикваров, но и прочих горожан, неравнодушных к овеществленной старине.
— Павел Александрович, на мой взгляд, ваше нынешнее амплуа требует особого склада ума и характера, а также самых разнообразных знаний, которые не дадут ни в одном учебном заведении. Помимо того, не обойдешься без особой коммуникабельности и терпения. С чего все начиналось?
— В 4 классе я увлекся собирательством монет. Учился, кстати, в 44-й школе и благодарен своим учителям за добротный базис знаний по всем дисциплинам… Так вот, помню даже, какая из монет была первой — кайзеровский серебряный пятимарочник… Начал разыскивать и читать литературу по нумизматике, познакомился со взрослыми коллекционерами. Позже закончил истфак пединститута, поддерживаю дружеские связи со многими своими однокашниками-историками…
Преподавал во Дворце пионеров, потом армия, после которой окунулся в новую экономическую реальность: перестройка, кооперативы, бизнес… Поступил на юрфак Воронежского университета. Работал консультантом в суде Ленинского района — зарплата 100 рублей. С приятелем открыли небольшую лавочку: монеты, старые вещи… Уехал в Москву и только через десять лет вернулся к идее антиквариата — стал заниматься этим уже в формате магазина. Одним словом, увлечение детства и юности оказалось сильнее всех прочих.
— Кто-то сказал, что главная доблесть мужчины — заниматься тем делом, которое он любит. При этом антикварное дело все-таки остается бизнесом?
— В Москве и в Петербурге — безусловно. Но в таком городе, как Курск, это больше увлечение. Предложи мне сейчас любое другое занятие с заработком намного больше, откажусь — не интересно. Привлекает и держит как раз духовная компонента: хорошее настроение, общение с единомышленниками, собирателями, коллекционерами…
Коль уж вспомнили Москву: периферийный антиквариат отличается от столичного, в первую очередь, тем, что там класс предметов гораздо выше. Москвичи избалованы знаменитыми именами, элитным материалом и своими финансовыми возможностями. Там в магазинах — подлинники с огромными, по курским меркам, ценниками. В провинции этого нет, зато есть теплота, которая давно отсутствует в столице…
— К вам в магазин как ни заглянешь — обязательно вы с кем-то беседуете. Судя по всему — с единомышленниками.
— Как правило, это члены нашего своеобразного неформального клуба, который сложился сам собою и постоянно пополняется новыми именами. Люди увлеченные, с интересом к истории, и не только к истории предметной, хотя у каждого, безусловно, свои предпочтения. Понимаем друг друга с полуслова. Это как группа крови…
— Как попадают старинные вещи на полки вашего магазина? Кто в первую очередь приносит их на реализацию?
— Довольно часто это коллекционеры и собиратели. Они «шлифуют» свои коллекции: что-то поменять, продать, купить. Но самый многочисленный «отряд» — население, которое к коллекционированию не имеет никакого отношения. Скажем, молодые люди, переезжая в новое жилье, активно освобождаются от «наследства» предков. У них пока нет интереса к старым вещам, которые верно служили их дедам и прадедам. Но при этом многие из них прекрасно разбираются в раритетности и стоимости предмета — через интернет… Впрочем, иногда приходит бабушка, и она тоже хорошо знает, что продает и какой может быть цена этой вещи. Всего несколько лет назад такой осведомленности не было, часто приходилось доброжелательно подсказывать. Бывает и по-другому: к примеру, звонят по телефону и сообщают: «Я внучка фотографа Тетерина, хочу кое-что отдать из вещей дедушки, приезжайте…». Едем в Стрелецкую, в старый дом Тетерина. У него в свое время были фотоателье на Мурыновке и в Московском проезде. Знаменитый был мастер… Так вот, внучка (женщина в летах) показывает архив, от которого можно упасть в обморок. Старые фотографии Курска, сделанные самим Тетериным, его личные вещи… Но она отдала на реализацию совсем немного, остальное оставила себе. В Курске такие «клондайки» еще есть, они разбросаны по городу, и про них мало кто знает. Скажем, уникальные работы Дейнеки, которые владельцы не хотят отдавать ни за какие деньги: пускай, дескать, после меня распоряжаются внуки. А внуки могут и не знать настоящей ценности этих вещей.
— Как со временем меняется ассортимент предлагаемых предметов?
— Скажем, восемь лет назад горожане пачками приносили курские старинные открытки, книги. Сегодня это уже редкость. Нечасто приносят колокольчики и многое другое, что совсем недавно редкостью не было. Таких примеров по товарным группам можно привести много. Объясняется не только тем, что материал не безграничен — появилось много собирателей, которые обходятся без услуг антикварного магазина.
— Не могу отыскать для своей коллекции «Смену-2» или «Смену-6», именно с них я начинал заниматься фотоделом.
— Поможем…
— В Курске сносится много старых жилых домов. Вы никогда не были допущены покопаться там непосредственно перед сносом?
— Неоднократно удавалось. Скажем, напротив КГУ был старинный дом фотографа Новопольского. Там было очень много интереснейшего материала, который мгновенно разошелся по коллекциям. Кстати, именно так нашли старый альбом с уникальными отпечатками автопробега 1913 года. Они вошли в ваш с Олегом Радиным альбом «Мой город во все времена».
— О покупателях. К примеру, коллега-антиквар из Москвы приехал в провинцию, чтобы скупить по дешевке и продать у себя гораздо дороже. Такие бывают?
— Приезжают, как правило, коллекционеры. Однако в нашем регионе не слишком много материала, который бы их заинтересовал. У них высокие требования… Из столиц часто наведываются бизнесмены и дизайнеры, которые занимаются оформлением офисов и других помещений. Иногда они забирают довольно много предметов: старые приемники, патефоны, прялки, сундуки… Но в основном мы работаем на свой регион.
— Как, на ваш взгляд, в человеке зарождается страсть к собирательству? Думаю, ваш магазин немало способствует этому процессу.
— У каждого по-своему. Скажем, приходит молодой парень и сообщает, что он нашел на чердаке несколько старинных книг. Спрашивает, можно ли их продать. Советую ему для начала прочитать, а потом приносить… Читает и, сам того не ожидая, втягивается, начинает интересоваться книгами, становится собирателем, коллекционером… Многие, опять же через случайные находки (часто в чулане, в старом бабушкином сундуке, на забытых антресолях), начинают собирать то, к чему еще совсем недавно были совершенно равнодушны.
Приведу собственный пример: недавно мне попался жестяной грузовичок — такой был у меня в детстве. От него повеяло таким теплом… Стал искать аналогичные вещи — для себя. Кстати, игрушки у нас не задерживаются — уходят моментально. Думаю, что по той же причине — кому-то напоминают детство. В том же ключе старые елочные игрушки. Сегодня они еще есть, но к Новому году все разберут: картонные, ватные, жестяные… Такие вещи хорошо поднимают настроение, своего рода психотерапия….
Если уж о моих личных предпочтениях, то из доступного ассортимента более всего интересуют многие вещи советского периода — так называемый соцарт. Недавно нашел карандашницу 1927 года, выпущенную к 10-летию Советской власти. Простенькая, из жести, но в ней мощный дух времени.
На мой взгляд, любой старый предмет — это своего рода машина времени. Берешь его в руки, и сразу возникает ряд образов. Икона, иконописцы, иконные лавки… Не говоря уже о том, что такая икона намолена не одним поколением ее владельцев… Как-то возник вопрос: а не грех ли продавать иконы? По этому вопросу я даже консультировался со священниками. Они подсказали, что продавать можно, но не стоит употреблять само слово «продавать». Правильнее и тактичнее — «менять»… Это прекрасная традиция с очень старыми корнями…
— Какой он, среднестатистический собиратель? Меняется ли с годами?
— Безусловно, и тут много деталей. Скажем, как правило, собиратели и коллекционеры — это мужчины. Но сегодня все чаще приходят, к примеру, женщины в годах и просят показать кукол или что-то еще — это предметы их собирательства.
— Присутствует ли конкуренция между курскими антикварами?
— Чаще помогаем друг другу. Бородай, Северинов, Конорев… Нередко передаем с рук на руки покупателя — если у самих нет какого-либо конкретного товара. Одним словом, сотрудничаем…
— У знакомого, профессионального историка, есть своя «метода»: он складывает в сундук вполне современные вещи, будучи уверен, что очень скоро они «постареют». И кое-что всего лишь лет за 15 действительно «вызрело». То есть малой скоростью из одного времени — в другое…
— По сути я делаю то же самое. Скажем, советский период, даже его поздние годы: подстаканники, карандашницы, письменные приборы, радиоприемники — это же совсем рядом… Они «законсервированы» по чьим-то сараям, подвалам, гаражам и ждут, когда их «призовут». Менталитет россиянина «выбросить всегда успею, авось, пригодится» в данном случае очень полезен. Мое дело содействовать процессу понимания духовной и материальной ценности таких предметов. Уверен, что со временем и эти «сундуки» распахнутся.
Кстати, еще лет 50 назад «попасть» в глубину веков было гораздо легче, чем сегодня. Рубль Петра I в. те времена стоил всего три рубля. На нынешние деньги — примерно триста рублей. Да и остальная «старина» стоила недорого. .
— Припомните какую-то совсем уж неожиданную находку.
— Вот находка в буквальном смысле. Проходил как-то мимо разбитого дома на Дружининской, смотрю: что-то сверкнуло в куче мусора. Присмотрелся — чашечка «С днем ангела» работы мануфактуры Гарднера. Ни единого скола или трещины. Как она сохранилась — удивительно.
— В чем перспектива вашего дела и есть ли она на ближайшие десятилетия? Все-таки запасы старых вещей небезграничны.
— Приходят новые поколения, а с ними собирательский интерес к предметам из десятилетий, которые для нас с вами и прошлым-то не назовешь. Скоро подойдет очередь восьмидесятых, девяностых и так далее. Это процесс бесконечный.
-То есть, привычка смотреть на любой современный предмет, как на потенциальный антиквариат, у вас присутствует?
— Конечно. Здесь много деталей, но в основном именно так.
— Советую вам побывать в музее курского отделения Центробанка. Старые предметы, подобранные с учетом профессиональной специфики: арифмометры, счеты, пресс-папье, письменные приборы, чернильницы, бюро и много чего еще. В том же профессиональном ключе — музей старых автомобилей, организованный на одном из автопредприятий Курска.
— Пример аналогичного подхода: нынешние фотомагазины «на ура» разбирают у нас старинные фотоаппараты, которыми украшают интерьер. И, на самом деле, эта старинная фототехника там к месту. Во всяком случае, начинаешь понимать, какой огромный путь проделала эта отрасль всего за полтора века.
— С «черными копателями» дело имеете?
— Нет, и это принципиально. Не только по причине надзора со стороны полиции. Пару дней назад пришел парнишка из района и предложил кое-что из оружия времен последней войны. Убедил его сдать все это в соответствующую организацию. Насколько мне известно, он этому совету последовал.
— С кем из курских историков поддерживаете отношения?
— Со многими. Скажем, с Виктором Скляруком. Это энтузиаст высшей пробы. Уважаю и преклоняюсь.
С Павлом мы беседовали долго, газетной полосы не хватит, чтобы рассказать о его деле-увлечении. Пускай столицы гордятся ценниками на своих предметах антиквариата, провинция (которая по сути и есть настоящая Россия) и в этом вопросе будет гнуть свою линию. А фотоаппарат «Смена-2» для моей коллекции гостеприимный хозяин антикварного магазина отыскал уже на следующий день.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА САЙТЕ:

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:

Город
Происшествия
Культура
Спорт
Новые
Власть
Актуально
Общество
Пандемия COVID-19

Тайны авдеевских людей

Тысячелетия назад по курской земле ходили ловкие охотники на мамонтов. Ученые до сих пор не могут разгадать все ребусы и загадки их эпохи. Одной из важных стран...

Новые

Жители могут предложить рабочие варианты

В концертно-творческом центре «Звездный» состоялись финальные тематические обсуждения генплана с жителями города. За круглым столом поговорили о необходимости р...

Новые

Профессионалов экономики и менеджмента в мэрии ста...

В Курском филиале Финансового университета при Правительстве Российской Федерации 24 июня состоялось торжественное подписание договора о практической подготовке...

Новые

Погодная аномалия увеличила потребление воды

В связи с сухой и жаркой погодой объем потребляемой горожанами воды возрос более чем в два раза.

Новые