12+
Свежий номер: 30 ноября 2021 (4716)
тираж номера: 2699 экз.
Архив номеров
USD 77.17
EUR 77.17
Электронная копия газеты Оформить подписку
«Ничего душе не надо, Кроме лада, только лада, Лада хочется душе»


Сегодня исполняется 65 лет известному поэту Вадиму Корнееву.
К юбилею издается 2-й том избранных произведений  поэта, в котором среди созданных в разные годы  два последних раздела только сошли с его рабочего стола. Это стихи самой разнообразной тематики и жанра, объединенные любовью к России и родному Курску.
    
Солдатская наука
Я шел по берегу однажды,
Где зной сжигал траву дотла,
Я долго мучился от жажды,
А речка рядышком была.
Потом проселком шел голодный,
И хлеб был рядом, словно месть,
Я налущить пшеницы мог бы,
Но зерна непривычен есть.
Немолодой уже годами,
Представил я себя — юнца,
Подумал: что же сталось с нами? —
И вспомнились слова отца:
«Когда нещадно нас бомбили
И рай земной горел как ад,
Из луж мы, из воронок пили,
Ничем не брезговал солдат.
Мы отступали по дорогам —
Пехота… Часто без дорог…
И счастье, что под Таганрогом
Зерна набрать в карман я смог
Солдатской новенькой шинели.
Пусть смерть чертила нам черту,
Но как в кармане зерна грели,
Как долго таяли во рту!»
Отец, отец… Я сердцем, кожей
Представил боя грозный пыл…
Под Таганрогом миной скошен
Гвардейский пулеметчик был.
Я понял — что ж, пусть и не сразу,
Что отступление больней
Тебе, чем и потеря глаза,
И пять твоих госпиталей.
Теперь и сам изведал муку
Потерь, отхода… Жмет беда.
Твою солдатскую науку
Я не забуду никогда.
* * *
Шатнулась, тихо застонала:
Перевернулась жизнь вверх дном.
И долго-долго простояла
На том мосту переходном.
Внизу составы грохотали,
Уже темнело — время пик,
Любые открывались дали,
А здесь — безвыходный тупик.
Я молод был, гордился этим.
При угасанье красок дня,
Не понимал: на белом свете
Ты жить не можешь без меня.
Не понимал — минуют годы,
Живя под лозунгом «спеши»,
Я долго не узнаю кода
Такой же преданной души.
Но в памяти — не за горами —
С многометровой высоты
На черный привокзальный гравий
Упали белые цветы.
И все ж узнал, уже за тридцать
Такой мне нужный рядом шаг…
То сердце перестанет биться,
То вдруг набатный стук в ушах.
Родство
О Украина, те недели
За совесть помню, не за страх.
Как мальвы гордо розовели
И в палисадах, и в садах!
Какие наливались вишни,
Какие дули да ранет,
Казалось, освятил Всевышний
Ту землю до предела лет.
А вечерами как ярились
Баяны в каждом из дворов,
И песни дивные струились,
Сливаясь в лучший из хоров.
Компот в кастрюле тешил жажду —
Пей, сколько хочешь, — от души,
И юность билась в жилке каждой,
И как же были хороши
Девчонки стройные, как мальвы,
Чисты, хоть воду пей с лица,
И жизнь кричала далям дальним:
Нет и не будет мне конца!
А над левадами, домами
Звенели песни райских птиц,
И не было вражды меж нами,
И чувствам не было границ.
И месяц — гоголевский, право —
Струил над нами ясный свет…
Одна страна, одна держава!
Мне только восемнадцать лет.
Я буду ждать
Все повторяется, меняются лишь даты,
Вот так и было в случае моем:
Меня в Москве, как и отца когда то,
Назвали как-то курским соловьем.
Я не горжусь… Певца весны не троньте! —
Неповторимы наши соловьи.
Отца назвали так бойцы на фронте,
Меня — коллеги грешные мои.
Я человек. Мой горький низок голос,
И о любви все реже я пою,
Но, глядя на ромашку и на колос,
Прислушиваюсь чутко к соловью.
Ни в чем закон природы не нарушу
И не люблю сравнений спрохвала.
Да, соловей мою волнует душу,
Но песнь другую мне судьба дала.
Послушайте — пойдет мороз по коже,
Там улиц шум, заброшенность полей,
Она скорей на скорбный плач похожа.
Плач по забитой Родине моей.
Но соловей! Он утром, в час вечерний
Готов всей страстью певчею пленить,
То вышивает серебром по черни,
То нижет трелей чудную финифть.
Птенцов обучит, в дальнюю дорогу
Ему придет отправиться пора…
О земляке всегда писал я много,
Пускай ему сопутствуют ветра!
Я буду ждать, о вешних днях мечтая,
Так ждут меня жена моя и мать.
Но я не птица. Я не улетаю.
Лишь певчим сердцем я могу летать.
* * *
Признаюсь: давно уже
Ничего душе не надо,
Кроме лада, только лада,
Лада хочется душе.
Лада захотелось мне
Одному себе в угоду?
Лада всей моей стране,
Лада моему народу.
Надо лада в каждый дом,
Чтобы сердце было радо.
Говорит Бесстужев — Лада:
Будут киборги потом.
Неужель, скажу скорбя,
Люд по городам и весям
Без предела на себя
Электронику навесит?
Станет умным и дурак —
Это страшно, это вредно,
Станет сильным и слабак…
А богатым станет бедный?
Станет сытым ли голодный
В той неправедной стране,
Чем согреется холодный? —
Кто ответит вам и мне…
Вот идет — прическа «веер»,
Все при нем — мобильник, плеер
И «цифровка» на груди.
Что он видит впереди?
Он ведь смотрит в ноутбук —
Без него он как без рук,
А вернее, без мозгов.
Разве человек таков?
С болью думаю сейчас:
Очень многие у нас
Полуроботы уже.
Лада хочется душе!
Отрада
Хоть нету ни мира, ни лада,
Но, сопротивляясь всему,
Случается в жизни отрада,
Откуда — и сам не пойму.
Нахлынет на сердце волною
Негаданное торжество,
Как будто живою водою
Сейчас окропили его.
Отступит тяжелое бремя
Всем нам нанесенных обид,
И даже забудешь на время,
Что в тартарары все летит.
Неважно, погода какая,
И в слякоть, и даже в пургу
Покажется: солнце ласкает
Меня на июньском лугу.
Да и не в погоде здесь дело,
А в том, что дано нам судьбой
Состарится бренное тело,
Пусть будет душа молодой!
И как она ни изболелась
За годы всевластного зла,
Тепла ей и света хотелось,
Себя она все же спасла.
Недолгая греет отрада,
Она не подвластна уму.
За годы мучений награда…
Откуда — и сам не пойму.
Жена
Присядешь молча и устало,
Закатом вся освещена…
Ты улыбаться редко стала,
Есть в этом и моя вина.
Вина придавит тяжким грузом,
Пощады не дает вина,
В косе твоей пробилась русой
Безжалостная седина.
Да, стала жизнь темна и зыбка,
Хоть и не время — как в конце…
И пусть редка твоя улыбка,
Есть что-то детское в лице.
Родное мне до слез, до боли,
До крайней, знаю я, черты.
Хотя характера и воли
Всю жизнь не занимала ты.
Ты помогаешь мне согреться,
Поддержишь словом и плечом.
Ты у меня одна — как сердце!
С тобой все беды нипочем.
Очищение
Нынче зимы приходят не всуе,
Ткутся нити дождей в полотно…
Жду морозца, что мне разрисует
Вологодским узором окно.
Так природой устроено это
Русской — той, о которой поем:
Ждем зимы с нетерпением, как лето
Наше красное ждем мы потом.
Перепутались страны и шири,
И теперь все не так, как века —
То в Испании снег, то в Алжире,
А у нас ни снежинки пока.
Сколько их уже было поныне —
Вот таких ноябрей, декабрей?
Подожду я, покуда нахлынет
Ветер северных наших морей.
Неожиданно ночью повеет,
А наутро — все камни скует.
Пусть мороз нашу кровь разогреет,
Снег чистейший ложится на лед.
Заметает обиды, прощает,
Грязь прикрыв, очень многое нам,
Очищает он и причащает, —
Поднесу словно в детстве к губам.
Не ребенок, а чувства все те же,
Лишь острее в своей глубине…
Снега вкус первозданный и свежий
Словно манна небесная мне.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА САЙТЕ:

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:

Город
Происшествия
Культура
Спорт
Новые
Власть
Актуально
Общество
Пандемия COVID-19

Тайны авдеевских людей

Тысячелетия назад по курской земле ходили ловкие охотники на мамонтов. Ученые до сих пор не могут разгадать все ребусы и загадки их эпохи. Одной из важных стран...

Новые

Жители могут предложить рабочие варианты

В концертно-творческом центре «Звездный» состоялись финальные тематические обсуждения генплана с жителями города. За круглым столом поговорили о необходимости р...

Новые

Профессионалов экономики и менеджмента в мэрии ста...

В Курском филиале Финансового университета при Правительстве Российской Федерации 24 июня состоялось торжественное подписание договора о практической подготовке...

Новые

Погодная аномалия увеличила потребление воды

В связи с сухой и жаркой погодой объем потребляемой горожанами воды возрос более чем в два раза.

Новые