Магадан. Селедка. Новый год
12+
Свежий номер: 22 сентября 2022 (4805)
тираж номера: 4236 экз.
Архив номеров
USD 77.17
EUR 77.17
Электронная копия газеты Оформить подписку


Александру БЕЛОУСОВУ приходилось встречать зимние праздник на разных широтах – и под тропическим солнцем, и в ледяном дыхании Антарктиды. Новогоднее приключение, случившееся в преддверии 1993 года, особенно запомнилось.

Прибыв из отпуска, числился на базе резерва: проходил аттестации и тренировки – боролся за живучесть корабля, заделывая пробоины и туша учебные пожары на учебно- тренировочном судне. Когда подготовка была закончена и оставалось дождаться лишь своих кораблей, нас собрал замполит отряда, капитан 1-го ранга Зубрий. Начав, как всегда, с международного положения, дескать вражеское окружение не дремлет, он плавно перешел к внутренним проблемам. Суть их заключалась в том, что костлявая рука голода вот-вот придавит нежную шейку нашего отряда. И только сознательные офицеры и мичманы способны это предотвратить.
– Вас, товарищи, «распишут» по судам рыбацких предприятий, – уверенно произнес капитан. – Погрузка рыбопродукции – ваша главная  задача, тем самым вы пополните «копилку» славного фрота и отряда в частности. 26 декабря 1992 года вам следует прибыть на 46-й причал для посадки на рейдовый катер.
Уточню: рейдовый катер – своего рода морской автобус, который развозит моряков на корабли и суда, стоящие на рейде. На внутренний рейс (поближе) он ходит каждые два часа, на внешние (подальше) – каждые четыре.
На причале собрались человек 20, но всех распределили по разным «пароходам». Есть такой документ на каждом судне – «судовая роль» называется. В него вписаны все находящиеся на борту на момент выхода в море. Четыре человека, среди которых был и я, попали на дизель-электроход «Алмазный». Опустился парадный трап, и мы гуськом поспешили по нему. Встретил нас вахтенный помощник капитана в синем кителе, погоны с «петлей Нельсона», синяя повязка с белой полосой на рукаве.
– Добро пожаловать на «Алмазный!» – поприветствовал он нас. – Боцман покажет ваши каюты.
Каюты оказались двухместными, занавески, двухъярусные кровати, диван, стол, рундуки (шкафы) для одежды, «удобства» в коридоре. Да нам не привыкать, на тральщике пенал, называемый каютой, в два раза меньше. В дверь постучали.
– Привет, военморы! Мы к вам знакомиться.
Здоровые дядьки средних лет из экипажа «Алмазный» после знакомства ввели нас в курс дела. Оказывается, мы идем в Охотское море, портпункт Ола. Это неподалеку от Магадана. Там будем грузить бочки с селедкой, а дальше по побережью Камчатки – Озерновск, Пахачи, Хирюза... Словом, до февраля должны управиться.
«Вира якорь» – и пошли. Зимние шторма в Японском море достаточно противные, тем более что пароход пустой. Болтало нас, как консервную банку, однако в Охотском море стало спокойнее. Вскоре стали встречаться небольшие ледяные поля, появилось «сало». Это морская вода, на начальной стадии замерзания образует такие бляшки, такие бывают в жирном супе.
Для перегруза боцман выдал робу – альпаки, рыбацкие брюки с помочами, сапоги с усиленным носком. 30 декабря наконец подошли и встали на рейд портпункта Ола. Предполагалась рейдовая загрузка, так как к берегу не было подхода: прилив и отлив достигал здесь десятка километров. Погрузка происходила так: во время отлива бочки грузили на плашкоуты (это такие плоскодонные самоходные баржи), а вечером по большой воде, когда плашкоуты всплывут, их буксиром доставляли к борту судна. Далее судовыми лебедками при помощи «грузовых парашютов» опускали бочки в трюм.
За работой о празднике и не думалось. Однако настроение поднимала окружающая природа – огромное бархатное небо с россыпью необычайно крупных звезд. А еще прибавьте мороз – почти 40 градусов, волны студеного Охотского моря, которые плещутся в метре от фальборта плашкоута... Чем не новогодняя сказка.
За 15 минут до наступления Нового, 1993 года, объявили получасовой перерыв. Быстренько поднялись на свой борт и поспешили в каюту. А там уже был подарок от командования – тарелка с яблоками и мандаринами и 100 грамм «праздничных». Наскоро поздравив друг друга, поспешили на палубу, чтобы вновь спуститься на плашкоут. Но что это?! Вековую морозную тьму и тишину Охотского моря взорвала песня:
«Тополиный пух – жара, июль,
Ночи такие теплые...»
Прозвучало это так неожиданно, но невероятно к месту. Это наш «маркони» (так зовут на судах радистов) решил порадовать веселой музыкой.
И о чудо: на небосклоне появилось северное сияние. Ненадолго, минут на пять. Как же было здорово! А дальше была Камчатка, возвращение во Владивосток на свой корабль. Впрочем это уже другая история.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА САЙТЕ:

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:

Город
Происшествия
Культура
Спорт
Новые
Власть
Актуально
Общество
Пандемия COVID-19