История рода живет в архивах, книгах, соцсетях
12+
Свежий номер: 29 сентября 2022 (4807)
тираж номера: 4236 экз.
Архив номеров
USD 77.17
EUR 77.17
Электронная копия газеты Оформить подписку
История рода живет в архивах, книгах, соцсетях


В дореволюционной России знать свои корни было нормой. Люди с особым трепетом передавали документы и фотокарточки из поколения в поколение. В наше время мало кто может похвастаться знанием предков до десятого колена. С чего начать генеалогические поиски и какую роль в них играет архив, выясняла корреспондент «ГИ» Анастасия МАРТЫНЕНКО. Своим опытом с ней поделились сотрудник областного Госархива Олег Аргунов и главный редактор сетевого СМИ «Секунда» Татьяна Ортега. С коллеги начинают «ГИ» новый проект «Хобби журналиста». В нем расскажем об увлечениях авторов курских СМИ.


«Ищите – и обрящете»
Татьяна Ортега – главный редактор сетевого издания «Секунда» – ведет поиск своих предков и делится успехами на личной странице в Инстаграм.
– Не знаю, почему не пришла к этому раньше. Я – журналист, а значит, люблю слушать истории, читать их и рассказывать, – делится коллега. – Более того работаю в общественно-политическом СМИ и отлично понимаю, что сегодняшние кризисные ситуации – плоды событий, произошедших 30 лет назад, 80, а еще чаще – более 100. Чтобы разобраться, кто хороший, кто плохой, что ждать завтра и как не потерять себя сегодня, надо знать историю своей семьи. Где воевал дед, какие у него были ранения, награды, в каком болоте и в каких сапогах сидел; где и как закончил жизнь прадед, сколько коров у него было; как отшагал пол-Европы и получил «Георгия» пра-пра. Это не абстрактные вопросы – это то, за что проливалась кровь. Начать с Первой мировой, отмотать до сегодняшнего дня – и с вас моментально слетит шелуха какой бы то ни было пропаганды. Родословная – это больше про собак, а люди должны хранить память о семье.
Татьяна Ортега ищет своих предков больше года – теперь уже в трех разных государствах. Родилась на территории Киргизской ССР, родители уехали оттуда в 1993 году, когда девочке было 3 года.
– Курская область – не моя родная земля. А где она? В Киргизии, которую не помню? В Оренбургской области, откуда в 1930-е уехали пра? В Белоруссии, откуда другой прадед приехал в Сибирь, а потом ушел на войну и пропал без вести? В Воронежской области, в Борисоглебске, где мои предки были похоронены на городском кладбище, которое сравняли с землей? Малая родина – это точка опоры. У меня ее нет. Но есть огромное желание поднять из небытия имена своих родственников, – говорит Татьяна Ортега.
Когда Татьяна начинала поиски, выписала всю родню на лист бумаги – получилось чуть более 80 человек. А сейчас – 140. Но дело не в количестве. Курянка «нырнула» до 1850-х – неглубоко по меркам исследователей.
– Многие ниточки обрываются, потому что крупные исторические события XX века трактором прошлись по моим предкам, заставляя их переезжать, рвать связи. Мне все эти ниточки предстоит отыскать, – отмечает Татьяна.
Сейчас журналист понимает, что начала поиски неверно. Сразу стала искать, как ей казалось, единственные белые пятна в истории семьи. Тогда как нужно начинать с обращения в ЗАГСы, брать копии свидетельств о рождении бабушек-дедушек и справки с иными сведениями.
– Думаю, у каждого всплывут интересные моменты, о которых вы даже не догадывались, – отмечает Татьяна Ортега. – Дело в том, что наши бабушки-дедушки, а еще больше их родители, прошли жернова 1930 годов, молчали обо всем. Мне предстоит целый детектив в 2022-м. Моя прабабушка, тоже Татьяна, в 1917 году уехала из Борисоглебска, а дальше о ее судьбе знаю только с 1936-го. Где она получала образование? Где жила? Почему впервые родила только в 36 лет? Или это не первый брак и не первый ребенок? Была убежденной коммунисткой, но у меня от нее остались украшения царских времен.
Как искать
По словам Татьяны Ортеги, механизмов поиска сейчас много – есть интернет и открытые базы данных по Второй мировой войне, Первой мировой, репрессиям и другим периодам истории. Впрочем, из-за законов о персональных данных, об иностранных агентах эти ресурсы или исчезают, или скуднеют на глазах.
ЗАГСы оцифровывают данные – вроде должно упростить поиски, но это не так. В документах было много сведений, колонок, а в единую базу переносят только основные: ФИО, даты. При этом бумажные документы с бесценной для потомков информацией уничтожают.
– Люблю архивы, которые оцифровали многие документы, работать с ними одно удовольствие. Открыл – и тебя унесло на машине времени. Мне нравится читать метрические книги, писать запросы в архивы, в том числе и ведомственные. Последний отправила в КГБ Киргизии. Жду ответ, – делится Татьяна.
У курянки есть двоюродный прадед – Павел Хрущев, сейчас она ищет информацию о его родном брате, Семене, который был репрессирован в 1930-е. После ареста он буквально растворился: ни в МВД, ни в региональном УФСБ не сохранилось его личное дело.
– Но Павел «помогает» – по нему нашлась вся информация: когда родился, где служил, чем болел, сколько детей, когда овдовел, кто хоронил. И в этих бумагах находятся крупицы информации о Семене. Поэтому «ищите и обрящете», – напутствует исследователь.
По словам Татьяны, самый простой метод – искать каждый день. Например, родственников в соцсетях, по фамилии, региону.
– Звонила на сельскую почту в Оренбурге, чтобы узнать, живут там вообще Хрущевы или нет. Пролистала все библиотечные карточки за 50 лет в борисоглебском архиве, чтобы найти своих, – рассказывает собеседница.
Однажды Татьяна помогла в поиске предков подруге. Просто погуглила и нашла на сайте объявлений лот с фотографиями XIX века – все были подписаны. Так, за 20 тысяч рублей подруга нашей героини выкупила фотоархив своей семьи.
– Дорого ли это? Да. Но разве можно оставить своих предков в лавке, чтобы их рассматривали, к ним приценивались. Мы тогда все вместе собирали деньги, чтобы выкупить, как из плена, ее родню, – делится Татьяна.

О помощи
Услуги специалиста, который предоставит готовые результаты, обойдутся очень дорого, ведь нужно будет оплачивать его командировки. Самостоятельные поиски куда дешевле. В 200 рублей обойдется справка из ЗАГСа, в 1,5-2 тысячи – запрос в архив, куда-то придется съездить.
– Мне кажется, нанимать специалиста – это отмахиваться от своей семьи, брезговать, лениться. «Я не умею», «я не знаю, что делать» – в наше время очень глупые отмазки. Сейчас странно быть безграмотным в каких-то вопросах. Есть куча специалистов, которые в статьях, видео, блогах все объяснят на пальцах, – отмечает Татьяна.
Курянка советует поговорить с дедушками и бабушками. Взять фотографии, порасспрашивать, кто на них, изучить подписи. Лучше переснять или оцифровать снимки. И обязательно проверять все, что рассказали бабушки, любящие приукрасить.
– Практически каждый уверен, что его предки – дворяне. Это не так. Когда мы выкупили фотоархив родственников подруги, выяснилось, что они не дворяне, а очень богатые купцы. Среди них были изобретатели, меценаты. Это же здорово! – уверена Татьяна Ортега. – Мой дед тоже был уверен, что его предки — дворяне, а они крестьяне. Правда, не помещичьи, а государственные, то есть платили налоги и возделывали землю. Крепкая, дружная семья в селе, где еще до 1923 года, уже при красных, крестили детей, ходили в церковь. От того села в 1950-е ничего не осталось. На старом кладбище какое-то время еще хоронили. Оренбургский краевед откликнулся на мое сообщение в местном паблике, поехал за несколько сотен километров на то кладбище искать моих предков. Прислал фото и видео-отчет. Совершенно бесплатно, бескорыстно.

Татьяна ОРТЕГА: «Поиск родственников сквозь века — долгое и в чем-то морально тяжелое дело, но оно настолько благое, что вас затягивает. И помощь приходит свыше. Находятся люди, фото, знаки. Есть поисковики, которые поднимают из земли погибших солдат, а есть генеалогия – возможность поднять из забытья свою родню. Деды сами помогут»

Справка «ГИ»
Ревизские сказки – документы по учету налогоплательщиков в Российской империи в XVIII – первой половине XIX веков.

Совет эксперта
Начните с запроса в архив рекомендует Олег Аргунов

По словам начальника отдела научно-исследовательской работы и информационного обеспечения Госархива Курской области Олега Аргунова, последнее время интерес курян к своим предкам огромен: в архив поступает около тысячи запросов в год. Часть из них безрезультатны: или не сохранились документы, или заявители не предоставили достаточно сведений. Но если информации хватает, документы сохранились, то можно найти предков до 8-9 колена – людей, рожденных в конце XVII – начале XVIII веков. В отдельных случаях удается «заглянуть» еще глубже: до 10-12-го колена, то есть в самое начало XVII века, когда территории Курской губернии только начинали заселяться. Но такие примеры редки, в большинстве случаев документы позволяют продвинуться до середины XVIII века, а искать глубже сотрудники рекомендуют уже в Российском государственном архиве древних актов, где хранится основной массив документов XVI – первой половины XVIII веков.
– Встречаются и уникальные материалы, происходят курьезные случаи, – делится Олег Аргунов. – Несколько лет назад в госархив обратился заявитель с просьбой найти предков по фамилии Рачины. Исследование провели до начала XIX века, но в определенный момент такая фамилия исчезла из документов. Сотрудник начал дополнительный поиск по ревизским сказкам – сличал составы семей. Оказалось, что в более поздних бумагах переписчик допустил ошибку. Фамилия в исходном документе была написана плохо читаемым почерком, поэтому ее прочитали как Рачин, а на самом деле было написано Филин. Но на этом «сюрпризы» не закончились. В еще более ранних документах искомая семья снова исчезает. В результате установили, что изначальная фамилия семьи – Фомины, которая благодаря неразборчивости почерков переписчиков трансформировалась в Рачиных.

Что должен знать заявитель?
Запрос можно сделать в свободной форме или в виде официального письма на имя директора. На официальной странице архива есть анкета генеалогического исследования – ее можно заполнить и направить в учреждение. Главное – помнить: чем больше информации предоставит заявитель, тем лучше будет результат. Для генеалогического поиска нужен определенный минимум знаний о своей семье:
1. Фамилия (для женщин девичья), имя и отчество любого из родственников, рожденного до 1918 года. До прихода к власти большевиков акты гражданского состояния фиксировала церковь в так называемых метрических книгах. В них были записи о рождении, бракосочетании и смерти. Первичный поиск осуществляется по этим документам.
2. Нужно знать точное место рождения – населенный пункт. Это очень важный момент. Метрические книги велись по отдельным церквям, а до революции на территории современной Курской области их насчитывалось несколько сотен, и при каждой был собственный метрический учет. Электронной базы данных о родившихся до 1917 года нет, поэтому архивисты занимаются полистным просмотром метрических книг, которых сохранилось несколько тысяч.
3. Нужно знать год рождения или определить примерные хронологические рамки в пределах 5-7 лет. Для первоначального поиска этой информации достаточно, но сохранность документов бывает разной, поэтому лучше указать дополнительные сведения о человеке: место учебы или работы, год вступления в брак, набор в рекруты, участие в войнах и так далее.
– Был случай, когда заявитель знал фамилию и имя своего предка и то, что он работал сторожем или конюхом при одном из волисполкомов Курской губернии. Так не только установили отчество пращура, но и дату рождения, место учебы, работы, состав семьи, а также то, что он был участником русско-японской войны и Первой мировой, даже имел воинские награды, о чем потомкам не было известно, – вспомнает Олег Аргунов.
К сожалению, без перечисленных условий найти предков невозможно. Но случаи, когда люди совсем ничего не знают об истории своей семьи, встречаются крайне редко. Иногда стоит чуть подробнее расспросить бабушек и дедушек, обратиться в архивы районных администраций, откуда родом ваши предки. Там хранятся похозяйственные книги, в которых, начиная с середины 1940-х годов, фиксировали необходимые для генеалогического исследования сведения. Главное в этом деле – желание докопаться до истины и сохранность документов.

Специфика и тонкости
Архивные данные из другого региона получают после официального запроса или самостоятельного поиска в читальном зале (в Госархиве Курской области это также можно сделать бесплатно). Если у учреждения есть такая возможность, ознакомиться с документами можно и через систему удаленного доступа.
– Эта услуга в большинстве архивов платная, но стоит дешевле, чем поиск сотрудниками учреждения. У нас такая система есть, в ней предоставлен доступ и к метрическим книгам, а в скором времени появится и к ревизским сказкам, – отмечает начальник отдела.
При обращении в архивы других регионов нужно учитывать, что некоторые из них не занимаются поиском генеалогических сведений (например, Госархив Белгородской области), некоторые принимают ограниченное число генеалогических запросов в год. Так поступают в Госархиве Смоленской области.
Документы о репрессированных в нашем регионе хранятся в четырех архивах: Госархиве Курской области и госархиве общественно-политической истории Курской области, в архиве управления ФСБ РФ по Курской области и в Информационном центре управления МВД РФ по Курской области. Помимо этих учреждений, сведения можно получить в Москве: в Центральном архиве ФСБ и Госархиве Российской Федерации. – С документами об участниках войны ситуация обстоит сложнее – их как таковых в курском госархиве на хранении нет. Но есть курская областная Книга памяти, – отмечает Олег Аргунов. – Информацию об участниках войны стоит поискать в районных, областном военкоматах, но основные сведения – в Центральном архиве Министерства обороны. На основе его документов работают сайты «Подвиг народа» и «Память народа», с помощью которых можно поискать сведения об участниках Великой Отечественной войны.

Даже первичный поиск занимает много времени, не говоря уже об исследовании «вглубь веков», поэтому срок исполнения запроса на один род в Госархиве Курской области составляет полгода. Если документов по роду много, работа может занять больше времени.

Прадедушка из Витебска Иван Фомич Сидоренко и прабушка из Борисоглебска
Татьяна Васильевна Вашуркин

Эмма Ивановна Сидоренко с сыном Алексеем —
бабушка и дядя Татьяны Ортеги

Фото из архива Татьяны ОРТЕГИ и Госархива Курской области.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА САЙТЕ:

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:

Город
Происшествия
Культура
Спорт
Новые
Власть
Актуально
Общество
Пандемия COVID-19

В Курской области ожидаются грозы и сильный ветер

Главное управление МЧС России по Курской области предупреждает жителей региона о надвигающейся непогоде. Уже к вечеру 2 октября ожидаются грозы и сильный ветер.

Общество

Курские школьники вспомнили подвиг Сергея Широбоко...

В школе № 47 почтили память героя Сергея Широбокова. Старший прапорщик погиб при выполнении воинского долга по защите государственной границы.

Общество

Отопительный сезон в Курской области стартует 3 ок...

Губернатор Роман Старовойт в своих социальных сетях сообщил, что с 3 октября в Курской области в жилом фонде начнется отопительный сезон.

Общество

В Курске 2 октября ожидается +19 градусов

В воскресенье, 2 октября 2022 года, в Курске будет тепло, но пасмурно. Кроме того, синоптики прогнозируют и небольшие осадки.

Общество