Герои: найти и увековечить
Свежий номер: 23 ноября 2023 (4927)
тираж номера: 3890 экз.
Архив номеров
USD 77.17
EUR 77.17
Версия для слабовидящих
Электронная копия газеты Оформить подписку
16+
Герои: найти и увековечить
В субботу в России отметили День неизвестного солдата, а 9 декабря, в пятницу, – День Героев Отечества. Жители чтят память павших, посвятивших жизнь служению Родине. Некоторые из героев остаются неизвестными, но благодаря труду поисковиков и военных историков с каждым годом все больше погибших солдат вновь обретают имена.

Об изнанке и трудностях поисковой работы в Курской области рассказал председатель совета центра «Поиск» Игорь Цуканов. В нашем регионе поисковики занимаются сразу несколькими направлениями. Поиск мест боев – лишь одно из них. Другое, не менее важное, – создание Книги Памяти Курской области. Вышло уже 8 томов. У нас, единственных в России, в Книге Памяти выверен список захороненных на территории региона. Он увеличился в полтора раза по сравнению с тем, что знали военкоматы, и еще больше в сравнении с числом увековеченных на мемориалах.

За 14 лет поисковики открыли 266 мемориальных плит, увековечили свыше 7 тысяч имен

– Зачастую солдат увековечивают по старым спискам образца 1990-х – с ошибками, «двойниками». Мы единственные, и этим горжусь, исправили то, что было неправильным, и добавили новое. Что значит новое? Электронные базы данных Минобороны существуют уже 16 лет, но они постоянно пополняются. За этим следим и все данные оттуда «вытряхиваем», – рассказывает Игорь Цуканов. – Считается, что во время Великой Отечественной войны на территории области захоронили около 62 тысяч солдат. Из них известны 45 тысяч. А у нас сейчас известно уже 66 тысяч имен.
Поиски, как правило, начинаются с архива. Сейчас работать стало гораздо проще. Есть электронные базы по погибшим, награждениям, передвижениям солдат. Не все, но их стараются дополнять. В национальном архиве США NARA, куда попало очень много немецких документов, занимаются оцифровкой. То есть базы еще долго будут обновляться, в особенности по военнопленным. Советские граждане работали на заводах, шахтах, в сельском хозяйстве по всей Германии. В лагерях военнопленных условия были легче, чем в концлагерях. Если попал в концлагерь, 90%, что не вернешься, а в этих – как сложится. Там создавали рабочую группу.
Как искать
Для начала нужно набрать ФИО родственника и посмотреть, есть ли он в базе. В большинстве случаев есть. Встречаются даже карточки военнопленных с фотографиями – можно получить последний снимок невернувшегося деда или прадеда. Не найдя ничего, люди обращаются к поисковикам. В базах может быть ошибка в фамилии или имени. Но в «Памяти народа» такой вариант учли. В списке идет Петр Степанович, а потом Петр Стефанович – с этой же фамилией. А следом Семенович. Если до конца досмотреть – глядишь и найдется. Но нужно запастись терпением и усидчивостью.
– Я бы, например, Иванова Ивана Ивановича в жизни бы искать не стал. Там нужно работать по-другому. И если ничего серьезного не вышло, лучше, действительно, обратиться к профессионалам, – объясняет Игорь Павлович. – В «Памяти народа» также размещены журналы боевых действий, информация о частях, соединениях. Вычислил, какая дивизия была, какой полк воевал – и за тот период ищешь документы, которые тебя интересуют. 1941 год тяжелый. Те, кто попал в котлы, уничтожены полностью, например, 309-я, 89-я дивизии и еще пять, которые формировались в Курске. На них ничего не будет, потому то они погибли вместе с документами, знаменами – со всем. Но по тем дивизиям, которые этого избежали, документов много.

Со схемами и лопатами
Во время раскопок работа строится так же. Специалисты находят дату и место боев дивизии, их интересует, что происходило в конкретном месте, например, где вырыты окопы. В базах, как правило, есть описание боев. Так становится понятно, на каком расстоянии искать. Схемы бывают очень удачными. В американских архивах, некоторые из них есть в свободном доступе, можно заказать авиационную фотосъемку участка Курской области. Иногда на фотографиях даже каски военных блестят. Но на 100% область не была сфотографирована. Если нет снимка, специалисты пользуются схемами.
Весь массив данных собирают за зиму, потом он идет в работу. Некоторыми из них пользуются годами. Командир поискового отряда «Курган» Алексей Сотников, специализирующийся на поиске самолетов, работает по схожему принципу. Когда находит район, в котором упал борт, приезжает с металлоискателем. Если металл и правда есть, вытаскивает экскаватором. Самолетами занялись не очень давно, потому что технологии соответствующей не было. Петербуржцы придумали, как все организовать – методика стала распространяться и дает неплохой результат. Летчики, не вернувшиеся с боевых заданий, сразу становятся пропавшими без вести. Если поисковики находят самолет с номером, а если и останки есть, можно считать, что человека идентифицировали.
С солдатами все сложнее. Мало найти окоп, его нужно весь поднимать. А окопы в Курской битве Константин Рокоссовский строил по себе, говорил: «Если я буду идти, и моя голова будет видна – ройте дальше». Окопы более 2 метров все, а металлоискатель только 1,7 метра берет. Поля – километры. Прошли – и нет ничего, а солдат на 40 сантиметров ниже.
– Представляете, что такое вручную копать? Некоторые добровольцы приходят в отряды на один раз. Это тяжело и не так красиво, как написано в газетах и показано на телевидении, – подчеркивает Игорь Цуканов. – Черепа пробитые находили, таз, прибитый гвоздями в результате пыток. С деревянной черепашкой останки ребенка были, а в этом году со свистулькой, рабочей причем, нашли. Однажды нашли солдата с медальоном. Решили посмотреть, что там. Пластиковый пенальчик, в нем бумажка – я ее раскручиваю, и оттуда выливается кровь. Помню, как она у меня на пальцах засыхала. Кровь солдата, который погиб еще в 1943-м.

В Поныровском районе, а иногда в Черемисиновском, Щигровском или Солнцевском – там, где «болтался» фронт (если в 1941-1942 годах поделить Курскую область визуально пополам, получится линия фронта) находят и немецких солдат. Они от советских очень отличаются. У наших – ржавые пуговицы или пластмассовые, а у немца – алюминиевые крючки. В 95% случаев при немецких солдатах находятся медальоны, на которых выбит личный номер. Медальон в советских войсках – у одного из десяти. Читается из них тоже один из десяти. То есть из 100 найденных одного-двух солдат так установить можно. Свыше 53 тысяч немцев похоронены в Беседино. Еще одно немецкое кладбище расположено в Сапогово.

Фото с vk.com/kurskadm.
Фото с vk.com/kurskzdrav.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ